irina_Zaharova (irina_zaharovab) wrote,
irina_Zaharova
irina_zaharovab

Кто и когда выявил заговор по отставке маршала Ю.Цэдэнбала?

Решение VIII Пленума ЦК МНРП от 1984г. об освобождении Ю.Цэдэнбала с поста Генерального секретаря партии по причинам здоровья было фальшивкой, прикрывшей государственный переворот. О самом сговоре мы узнали из книг российских исследователей Ш.Г.Надирова: «Цэдэнбал, 1984 год» и Шинкарева «Цэдэнбал и его время».
Как сотрудник отдела по делам Азии и Дальнего Востока ЦК КПСС по вопросам Монголии, Надиров до середины 80-х гг. постоянно сопровождал Ю.Цэдэнбала и членов монгольской делегации. В 60-х гг. работал в Монголии советником посла, а на момент написания своего труда работал в Институте востока РАН. Он был одним из редких людей, имевших доступ к секретным материалам Комитета безопасности СССР и ЦК КПСС, лично принимал участие во многих событиях, поэтому сумел раскрыть все тайны государственного переворота (стр. 5 его книги).

Шинкарев – писатель и корреспондент, работавший во многих странах мира, в том числе и в Монголии в качестве специального корреспондента газеты « Извести». Он регулярно гостил дома у Ю.Цэдэнбала, когда они жили в Москве.


Участие Москвы в заговоре


Вопрос отставки Ю.Цэдэнбала начали обсуждать на заседаниях Политбюро и секретариата ЦК КПСС с середины 70-х гг. Было разработано множество различных вариантов, пока в 1984г. не был выбран предлог его «неважного» самочувствия.
Секретарь ЦК КПСС К.Ф.Катушев представил членам Политбюро детальную информацию о каждом лидере социалистических стран. В его оценке Ю.Цэдэнбала говорилось, что он потерял авторитет и надоел всем. Данный вопрос начали обсуждать за десять лет до свершившегося заговора, еще  с середины 1970 годов. Так  на заседании Политбюро в феврале в 1976г., на котором министр обороны Устинов представил доклад представительства в Улаанбаатаре. Члены Политбюро пришли к выводу, что нужно сменить Ю.Цэдэнбала, потому что он не может руководить и не держит ситуацию в руках (Шинкарев, «Цэдэнбал и Филатова», УБ, 2004г., стр.366)

В ноябре 1983г. на заседании Политбюро ЦК КПСС обсудили официальную ноту о руководстве Монголии, подписанную 4 членами Политбюро во главе с А.А.Громыко. В ней говорилось, что без решения вопроса Генсека ЦК МНРП (другими словами, не отправив Ю.Цэдэнбала в отставку), ситуация руководителей МНР и МНРП не улучшится. Поэтому возникла необходимость, чтобы Ю.Цэдэнбал подал в ЦК заявление об отставке. Взамен ему нужно предложить какую-либо почетную должность. Например, председателя ВНХ. Политбюро обсудило этот вопрос и поручило авторам докладной включить в эту работу работников советского представительства в Монголии для вынесения окончательного решения. Секретарь ЦК КПСС К.В.Русаков спросил у участников собрания: «Что делать? Какие конкретные меры предпринять?». Ответов он не получил, но было принято решение «с нашим участием, но тайно». (Надиров, «Цэдэнбал, 1984г.», УБ, стр.106). 4 члена Политбюро передали на обсуждение в Политбюро вторую докладную о ситуации в МНП 28.04.1984. В ней рекомендовалось Ю.Цэдэнбалу оставить пост Генсека по собственному желанию по причинам здоровья. Политбюро поддержал данную идею и поручил им реализовать ее на практике. В операцию были вовлечены малочисленные, ответственные сотрудники ЦК КПСС, МИД и КГБ.

Летом 1984г. Второй секретарь ЦК КПСС Горбачев решил ускорить работы по отставке Ю.Цэдэнбала. Под предлогом медицинских обследований Ю.Цэдэнбал был вызван в Москву, и 30.07.1984 он лег в больницу. Был подписан фальшивый акт врачей о том, что он не может летать на самолете или ездить на поезде по причине острой болезни мозга, поэтому Ю.Цэдэнбал оказался под домашним арестом. Сообщить эту новость Ю.Цэдэнбалу предложили генсеку Н.У.Черненко, но он отказался – он сам тяжело болел, поэтому вся государственная и партийная власть в стране сконцентрировалась в руках у Горбачева.

7 августа посланник Горбачева – заместитель начальника отдела ЦК КПСС М.Н.Смирновский встретился с Ж.Батмунхом и Д.Моломжамцом, которые отдыхали в Крыму. Он представил им справку о болезни Цэдэнбала и предложил обсудить некоторые вопросы в Москве, по пути домой, когда они закончат отдыхать. При этом Смирновский просил их не обсуждать этот вопрос ни с кем до встречи с Горбачевым (Надиров, «Ю.Цэдэнбал, 1984г.», стр.118) Но два монгольских лидера решили не откладывать вопрос и моментально вылетели в Москву. 9 августа Батмунх и Моломжамц встретились с Горбачевым. При встрече присутствовали Д.Ф.Устинов, В.М. Чебрыков, К.В.Русаков и доктор Е.И.Чазов (в скором времени он стал начальником IV департамента Минздрав, а затем и министром). Горбачев объяснил, что Ю.Цэдэнбал вынужден оставить свой пост по причине плохого самочувствия: Я думаю, что мы должны обсудить, какие меры необходимо предпринять в связи с его болезнью», - предложил он.

Чазов:           Цэдэнбал не понимает своего состояния. Его супруга не желает принять диагноз. Необходимо продолжить лечение.

Батмунх:      Мы понимаем, что нельзя предпринимать полумеры, раз ситуация обострилась. Во-первых, у нас нет медицинских возможностей, поэтому мы считаем важным продолжить лечение Цэдэнбала в Москве. Во-вторых, в ближайшее время будет созвано заседание Политбюро ЦК МНРП,на которой будет  представлена сложившаяся ситуация. В-третьих, я думаю, мы сможем отговорить Ю.Цэдэнбала не принимать участия в церемонии по случаю победы на Халхин-голе.

Моломжамц:           Разве Цэдэнбал не может выполнять свою работу и одновременно продолжать лечение?

Горбачев:    Его диагноз: повреждение мозга, а не сердечная недостаточность. Поэтому нужно принимать в расчет данный факт. Как упоминалось ранее, Ю.Цэдэнбал не способен работать.

Моломжамц: Было бы неплохо, если бы кто-то из советских врачей-специалистов мог бы повторить слова Чазова на заседании Политбюро.

К.В.Русаков:           Если Цэдэнбал останется на своем посту, то всем будет командовать Филатова. Поэтому вам придется противостоять не только Ю.Цэдэнбалу, но и ей.

Непонятно, искренне ли беспокоился Моломжамц о Цэдэнбале во время этой встречи? Потому что Моломжамц пригласил к себе домой советского посла Н.С.Щетинина и сказал ему: «Цэдэнбал перестал принимать участие в решении и реализации экономического управления страной. Найти управу на его супругу невозможно. Передайте, пожалуйста, этот вопрос верховному руководству», - но посол на месте отверг его пожелание (Ц.Жамбалсурэн, «Ю.Цэдэнбал – исторический посланник своего времени», 2012г., стр.369). При последующих событиях Моломжамц не сделал ничего, не сказал ни слова в защиту Цэдэнбала. Более того, он возражал, чтобы оставить Цэдэнбала в ВНХ.


Позиции семьи Цэдэнбала во время переворота

Чтобы Цэдэнбал сам подал заявление об отставке по причинам здоровья, монгольские лидеры встречались с ним в Москве 2 раза. 10 августа 1984 года его навестили в больнице Батмунх и Моломжамц, а он сказал им: «Вы хотите, чтобы я оставил работу? Но без работы я умру». В тот же день они встречались и с его супругой. Филатова сказала им: «Эта медицинская справка – ложь, направленная против Цэдэнбала. Чазов отвернулся от врачебной этики и послушно выполнил задание верховного руководства СССР. Если вы примете решение об отставке Цэдэнбала, он не выдержит и умрет. Вы будете виновны в его смерти. Я считаю, что организован заговор, и если вы Цэдэнбалу поможете, то он сможет дальше работать. Он опытный и знающий человек» (Надиров, «Цэдэнбал, 1984г.», стр.126).

Отдыхавшие на Западе  члены Политбюро были срочно вызваны, а некоторые временно задержались в Москве, по пути домой, чтобы встретиться с Цэдэнбалом. 14 августа 1984 Филатова пригласила Т.Рагчу, и в беседе с ним Цэдэнбал предложил назначить Генсеком ЦК партии Батмунха. Когда Рагчаа попросил письменно заверить свое желание, Цэдэнбал взял клочок бумаги и вывел: «Т.Рагче: можно назначить Генсеком ЦК партии Батмунха», - и подписал ее. Позже Рагчаа рассказывал, что так и не показал ту бумажку на заседании Политбюро, потому что постеснялся грязного клочка бумаги. Но он сохранил ее и после завершения всех событий отдал ее Ц.Намсраю со словами: «Пусть он неприглядный с виду, но это – важный исторический документ» (журналист Д.Дожоодорж, газета “Унэн” от 31.08.1990).

По этому поводу Дожоодорж уточнил у Намсрая, и он рассказал: «Эту бумажку Рагчаа дал мне 15 января 1985года. Я спросил у него: «Почему вы не дали ее, ведь уже два пленарных заседания партии прошли! Это важный документ, который был нужен на заседании!» А он ответил мне: «У меня тоже прогрессирующая болезнь, и я забыл о ней» (Д.Дожоодорж, «Заговор по отставке Ю.Цэдэнбала», 1991г., стр.23).

2 часа проговорив с Цэдэнбалом и Филатовой,  член Политбюро ЦК МНРП Д.Майдар сказал: «Если Рагчаа меня поддержит, я буду защищать Цэдэнбала». Советскому представителю он заявил: «Состояние здоровья Цэдэнбала не изменилось по сравнению с тем, как он себя чувствовал в Улаанбаатаре. Непонятно, что сейчас происходит вокруг него. Я не знаю, какие у вас есть сведения. Не думаете ли вы, что все это – тайная провокация тех, кто хочет власти?» (личный архив Надирова).
Монгольские лидеры срочно вернулись на Родину, собрали заседание Политбюро ЦК МНРП, освободили от занимаемой должности Цэдэнбала и назначили на его место Батмунха. Моломжамц, Рагчаа и Намсрай вылетели в Москву, чтобы ознакомить Цэдэнбала с данным решением. Он сказал им: «Вы хотите уволить меня со всех должностей. Вы – заговорщики, а я отказываюсь писать заявление об уходе. Требую, чтобы меня немедленно переправили в Улаанбаатар. Я готов подписать бумагу, что освобождаю от ответственности врачей, если мое самочувствие ухудшится во время перелета. Активисты должны выражать благодарность за сотрудничество, а я никак не помешаю вашей деятельности».

Монгольские делегаты встречались с Цэдэнбалом два раза, но он так и не подал заявления, что доказывает фальсификацию постановления VIII Пленума партии. Ни на одной из этих встреч Филатова не присутствовала, потому что Горбачев опасался, что она может разрушить все планы и поручил начальнику КГБ Чебрикову отвлечь ее. Так что оба раза Филатова в тот момент была в КГБ и встречалась с ним.

Филатова и их сын Зориг встречались с Моломжамцем, Рагчой и Намсраем, затронув вопрос, чтобы Цэдэнбалу оставили какую-нибудь почетную должность: председателя Президиума ВНХ или почетного председателя партии (Надиров, «Цэдэнбал, 1984г.», стр.136). После этого Филатова связалась с Батмунхом по телефону и предложила оставить Цэдэнбала почетным председателем партии, как в Американской Коммунистической партии, но Батмунх ответил, что в Уставе МНРП нет такой статьи (Д.Дожоодорж, «Заговор по отставке Ю.Цэдэнбала», 1991г., стр.24).

Об освобождении Цэдэнбала с занимаемой должности

Политбюро и Пленум ЦК МНРП распространили среди общественности информацию о том, что Цэдэнбал заболел и не может работать, поэтому процесс его отставки не столкнулся с каким-либо противостоянием. Зато развернулась тайная и открытая борьба за высокие государственные и партийные посты.

Батмунх связался с секретарем ЦК КПСС К.В.Русаковым. Тот сказал ему, что Москва считает его кандидатуру приоритетной, поэтому нужен человек, который выдвинул бы его кандидатуру, и если Батмунх уже выбрал этого человека, советские руководители хотели бы переговорить с ним. Батмунх ответил, что по предварительным планам это будет Моломжамц, и хорошо бы Москве переговорить с ним. Русаков также спросил его: «Принято ли решение о председателе Совета министров?», - на что Батмунх ответил: «Мы обсуждаем этот вопрос. Надеюсь, что на днях смогу известить вас о решении». Н.ЦЭРЭН, член президиума Академии Ю.Цэдэнбала, доктор исторических наук. газета, Аrdchilal.mn
Tags: монголия, новости, политика, цэдэнбал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments