irina_Zaharova (irina_zaharovab) wrote,
irina_Zaharova
irina_zaharovab

Движение панмонголизма атамана Семенова и барона Унгерна, и его разрушение

О чем пишет монгольская пресса 2 января 2017 года



Когда в России были
тяжелые годы гражданской войны, крупный военный деятель Белого движения в Забайкалье и на Дальнем Востоке, генерал-лейтенант, казачий атаман Григорий Михайлович Семенов одним из первых начал борьбу за распространение панмонголизма (движение за объединение монгольских народов в единое государство монголосферы).Некоторые исследователи называли его «человеком без определенных политических убеждений, гораздым на пустые несбыточные мечты, хитрым и грубым». Но по словам его соратника Л.Ф.Васильева, Григорий Семенов от природы был одаренным руководителем. В мае 1917 года Г.М.Семенов, будучи в звании офицера, написал докладную записку на имя военного и морского министра временного Правительства России А.Ф.Керенского. В ней он написал свое предложение сформировать в Забайкалье отдельный Монголо-бурятский конный полк и привести его на фронт с целью «пробудить совесть русского солдата, у которого живым укором были бы эти инородцы, сражающиеся за русское дело». Его предложение реализовал Дорж Баяров и создал этот полк. В отряд принимали не только монголов и бурят, но и русских.
           Г.М.Семенов создал Особый Маньчжурский отряд, в который, в частности, входили воины в воинском звании хорунжий, уголовные элементы Китая, Маньчжурии. Его другом был Роман Федорович Унгерн фон Штернберг, который участвовал в Российско-Японской, а также в 1-й Мировой войне, его называли смелым, отважным белым генералом, четко придерживавшемся порядков. Белый генерал верил в чудеса, магию, ненавидел евреев, был врагом большевиков. Барон Унгерн сформировал Азиатскую конную дивизию. Он сумел освободить северную часть Монголии от китайских агрессоров.
Следует отметить, что атаман Г.М.Семенов свободно говорил по-монгольски и по-бурятски, в его жилах текла кровь русских бурятов. Он был инициатором движения панмонголизма.Азиатская конная дивизия барона Унгерна изначально была конной бригадой. В 1919 году Семенов в Чите созвал и организовал съезд панмонголистов, что придало уверенности барону Унгерну и подвигло его на активную деятельность. Было совещание по подготовке съезда, но в Читинском съезде не приняли участие представители халха монголов, что ослабило его значимость и итоги. У Григория Семенова не было единой цели и увязки для реализации панмонголизма. Другие военачальники Белого движения имели конкретные цели. В частности, адмирал Александр Васильевич Колчак планировал создание Единого Российского государства, с автономным правом. Он считал, что даже граждане нерусской национальности не должны выходить из состава России. Он осуждал план Семенова по выходу Забайкалья из состава России и объединению к Монголии. На съезде панмонголистов провозгласили создание независимого Объединенного монгольского государства под покровительством России. Это Правительство формировало войска из бурят, внутренних монголов и баргут, которые расквартировывались в районе железнодорожной станции Даурия. Будущей столицей назвали город Хайлаар, который находился в ведении Китая. Для охраны нового государства создали армию в составе 3000 человек, военных мобилизовали среди населения Бурятии и Забайкалья, армию снабдили оружием, формой. Этой работой руководили атаман Семенов, и сторонники движения панмонголизма буряты В.Вампилунов, Э.Д.Ринчино, рабочая группа Народной думы Бурятии.
Григорий Семенов для реализации своей деятельности подумывал получить финансовую помощь Японии. Но руководство Народной думы Бурятии не разрешало Семенову использовать бурятскую часть по борьбе с партизанской армией Журавлева, которая находилась на Восточносибирской территории. Азиатская конная дивизия, которую планировал использовать Семенов в своем движении панмонголизма, состояла из 1500-2000 человек. Также в ней находились и другие монгольские народности, как буряты, забайкальские казаки. Кроме того, в дивизии были баргуты, дауры, ойраты, халха монголы, башкиры, татары, японцы, китайцы, представители Тибета, оставшиеся в живыхвоины Сибирского казачьего войска атамана Бориса Владимировича Анненковича, разбитого Красной армией и др.Тибетским отрядом руководил барон Унгерн, и на него возлагали большую надежду. В 1921 году основная сила оперативного реагирования Семенова осталась на Дальнем Востоке России, то есть, в Забайкалье, Азиатская конная дивизия под руководством барона Унгерна напала на столицу Монголии Урга, изгнала из страны китайских агрессоров, которые в несколько раз превышали в силе, и главу монгольской религиии Богд Гэгээн Жавзандамба еще раз вознесли на Императорский престол. До этого барон Унгерн установил тайную связь с Богд Гэгээн, и 29 января получил его благословение, поэтому большинство населения Монголии считало его освободителем страны от китайских агрессоров. В 1919 китайцы уничтожили автономную власть Монголии. В 1907-1910 годах монгольский тайджи Тогтох возглавил восстание против Правительства Китая. Его сопровождали сын, приближенные. Они оказывали поддержку барону Унгерну в освобождении Урги от китайцев. Архивные документы показывают, что главной целью освобождения русским генералом Монголии от Китая была реставрация в дальнейшем великой империи Чингис хаана, которая простиралась от Тихого океана до Каспия.
Другой целью барона Унгерна было объединение всех монголоязычных народов, присоединение к их рядам Восточного Туркестана нынешнего Шиньцзян-Уйгурского Автономного района Китая, Тибета, Маньчжурии, Шандуна, а также Казахстана. Опираясь на эту цель барон Унгерн написал письмо на имя предводителя казахского национального движения (партии)“Алаш-орда”, где призывал казахов объединиться  с другими народами Срединное государство - в единую империю монголоязычных народов, и стать одним из ответвлений сильнейшего независимого центральноазиатского государства. При этом Унгерн писал, что хозяином Срединного азиатского государства будет человек, пользующийся доверием кочевого Маньчжурского государства, и от всей души уважающий весь монгольский народ. Другими словами, он желал возрождения власти Маньчжурского императора, свергнутого во время Синхайнской революции 1911 года. Это предусматривало охват Китая, Центральной Азии, в том числе, части населения России и Китая, которые говорили по-монгольски,  а также те части, где говорили на турецком языке, и маньчжурский народ.
Второе письмо барон Унгерн отправил главе казахского племен, если быть точнее, члену Государственной Думы Царской России (ее распустили большевики), одному из лидеров партии “Алаш-орда” Алихану Букейханову. В нем в целом был повтор содержания первого письма казахам. Новшеством было то, что барон Унгерн пытался заставить казахов поверить в то, что “все монгольские народности горячо и радушно приняли наш призыв, свергнули правителей незаконной китайской администрации. Мы объявили тревогу по призыву Его Святейшества Богд хаана. Этот призыв донесли до всех уголков земли, где живут монгольские народности“. Но в реальности положение было другим. Документы свидетельствуют, что не было возможным объедиинить халха монголов с Внутренней Монголией, Ховд аймак с бурятами и урянхай, нынешнюю Туву, а тогда ее называли Урянхай, с монгольской культурой, буддийской религией, а также присоединение тюркоязычных народов. При написании этих писем барон Унгерн предполагал, что это пробудит, а точнее, возродит интерес казахов, проживающих на территории России и Китая, и они начнут бороться за присоединение к Срединному азиатскому государству.
Барон Унгерн ненавидел Октябрьскую революцию 1917 года в России, Синьхайскую революцию Китая, видимо, поэтому он стремился к борьбе против революционных властей. Впоследствии, когда барон Унгерн попался Красной армии, его призывом было “Азиаты во имя Азии”. Когда у Унгерна спросили, было ли это призывом его избирательной программы или обязательством перед иностранной политической, дипломатической группой, он ответил, что большевизм не должен распространяться среди кочевников, все кочевники должны объединиться в одну большую группу. “В чем причина создания центральной Монгольской империи? Для воплощения этой цели я, через Премьер-министра Монголии Жалханз Хутагти других влиятельных персон, охватил экспериментом все монгольские народы, и на основании этого разработал два разных проекта. Это было обращение к казахскому предводителю хаану Беки”, - говорил барон Унгерн. Он желал расширения масштабов этого своего движения. В то время казахи составляли всего 7-8 % населения Монголии, это было национальное меньшинство. Они жили в северо-восточной части государства. Примерно до 22 декабря 1921 года в течение месяца организовали помпезную церемонию возведения Богд Гэгээн на престол Императора Монголии. Перед собравшимися выступил барон Унгерн, отметивший: “Я верю в новое возрождение славы потомков Чингис хаана”.
На самом деле барон Унгерн правил и Внешней, и Внутренней Монголией. Существует много доказательств тому. В своем письме казахам барон Унгерн написал: “Я стал близок с монгольским народом, и я понял святое и прекрасное желание монголов во имя своего вероисповедания, обычаев, традиции, судьбы своей Родины”. Богд Гэгээн подарил барону кольцо. По легенде, это кольцо носил сам Чингис хаан. Барон Унгерн стал следовать буддийской религии, освоил монгольский язык, что, возможно, стало причиной для распространения этой легенды. Но, может быть, так было на самом деле. До самой смерти барон Унгерн не менял своих взглядов, был верен своим принципам. Об этом свидетельствуют его показания в тюрьме, куда затолкали его советские военные. Когда Богд Гэгээн услышал о казни барона Унгерна, он повелел всем монгольским храмам служить молебны о нем.
Знавшие барона Унгерна отмечали его большую личную храбрость и неустрашимость. Он не побоялся, например, побывать в осажденной Урге, где китайцы дорого бы заплатили за его голову. Произошло это следующим образом. В один из ярких, солнечных зимних дней барон, одетый в свое обычное монгольское одеяние - в красно-вишневый дээли, в белой папахе, с ташуром в руках, просто въехал в Ургу по главной дороге, средним аллюром. Он побывал во дворце главного китайского сановника в Урге, Чэнь И, затем мимо консульского городка вернулся в свой стан. На обратном пути, проезжая мимо тюрьмы, он заметил, что китайский часовой здесь мирно спал на своем посту. Это нарушение дисциплины возмутило барона. Он слез с коня и наградил спавшего часового несколькими ударами плети. Проснувшемуся и страшно испуганному солдату Унгерн пояснил по-китайски, что часовому на карауле спать нельзя и что он, барон Унгерн, наказал его за это. Затем он сел снова на лошадь и спокойно поехал дальше. Это появление барона Унгерна в Урге произвело колоссальную сенсацию среди населения города, а китайских солдат повергло в страх и уныние, внушив им уверенность, что за бароном стоят и помогают ему какие-то сверхъестественные силы. Харизматическая личность Унгерна после смерти обросла легендами. По мемуарам некоторых европейцев, монголы считали Унгерна «богом войны».

Следует отметить, что в конце Второй Мировой войны советские воины одержали победу над японцами, и ворвались в Японию, где специальные службы арестовали жившего там атамана Григория Семенова. Атаману Семеновубыло предъявлено обвинение в антисоветской агитации и пропаганде, шпионаже против СССР, диверсиях, терроризме. Он признал свою вину. 30 августа Военная коллегия приговорила атамана Г.М.Семенова к смертной казни через повешение с конфискацией имущества как «враг советского народа и активный пособник японских агрессоров». На этом полностью разрушилось движение панмонголизма. Т.Юмсурэн, газета “Үндэсний шуудан”.
Tags: история, монголия, новости, панмонголизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments