irina_Zaharova (irina_zaharovab) wrote,
irina_Zaharova
irina_zaharovab

НОВОСТИ МС ЗА 6 МАРТА 2015 ГОДА

Р.Амаржаргал: Программа “Стэнд бай” предусматривает снижение экономического развития, рост цен и некоторые жесткие меры


Интервью с членом ВГХ Р.Амаржаргалом:

- Вы можете дать собственную оценку экономической ситуации?
- Я видел отчет Минфина за первый квартал, согласно которому план расходов не выполнен на 15-20%. Это означает, что не было предоставлено финансирование. План доходов также не выполнен на 20%. Можно сказать, что экономические тенденции конца прошлого года сохранились. По всей видимости, Правительство планирует реализовать совместную с МВФ программу “Стэнд бай”, что очень печально. Ведь программа предусматривает снижение экономического развития, рост цен и некоторые жесткие меры.
- Некоторые специалисты не рекомендуют реализовать эту программу?
- Я слышал, первым отказаться от этой программы предложил Центробанк. Но президент Монголбанка – весьма «ветреный товарищ», так что все может быть.
- Говорят, что тогда курс доллара вырастет до 2045 тугриков?
- Все зависит от поставленных задач. Например, для снижения бюджетных убытков будут предприняты такие-то меры, что снизит убытки до «х», а курс доллара – до «у». Нужно разработать несколько таких вариантов и выбрать среди них самый оптимальный. Сотрудничество с МВФ и программа “Стэнд бай” означают, что эти варианты будут разрабатывать не монголы, а МВФ, и мы должны будем следовать его варианту. Это означает, что Монголбанк и Минфин перейдут под внешнее правление. Грубо говоря, Правительство признает, что не может руководить и нуждается в деньгах, поэтому просит МВФ выполнять функции Монголбанка и Минфина.
- Вы возражаете против реализации данной программы?
- Да. Во-первых, экономический рост достигает 5%, что уже не плохо. Ведь мы не ушли в минус. Во-вторых, иностранцы не принимают в расчет, как программа “Стэнд бай” может отразиться на общественности. Они используют технократические методы и рекомендуют поднять налоги и сократить расходы. А как это может повлиять на жизнь рядовых монголов, их не касается. Отсюда можно сделать вывод, что Правительство планирует «скинуть» всю тяжесть экономического кризиса на «народную спину», даже если официально не говорит об этом. Благодаря старанию частного сектора экономический рост не упал до 0, и передача экономического правления страной при таких условиях иностранной организации – печальный и плохой выбор.
- Вы считаете, что можно поднять экономику без этой программы?
- Можно продвигаться вперед, опираясь на 5% экономического роста. Для этого в первую очередь необходимо разделить экономическую структуру на две части: горнорудная и прочие. Экономический рост, независимый от горнорудной отрасли – наше истинное на сегодняшний день лицо: чего мы достигли, что мы производим без горнорудной отрасли? В горнорудной же отрасли больше неожиданных, случайных качеств. Она растет, когда растут цены на мировых рынках, и падает, когда они падают. К тому же она является «побудителем» «голландской болезни». С другой стороны, горнорудная отрасль означает уничтожение окружающей среды, что противоречит мышлению монголов. Не зря люди организуют демонстрации. Так что пришла пора изменить экономическую структуру и прекратить обманываться нестабильным экономическим ростом, обусловленным горнорудной отраслью.
- Когда в конце прошлого года вы выдвигали свою кандидатуру на пост Премьер-Министра, вы говорили, что есть возможность поднять уровень заработной платы и пенсии. И с тех пор экономическая ситуация в стране не изменилась ведь?
- Я тогда не говорил о заработной плате. Только о пенсии. Когда я выдвигал свою кандидатуру, я обещал придерживаться единственного принципа: что не позволю переложить груз экономического кризиса на плечи народа. И в доказательство этого в первую очередь планировал поднять пенсию. Бюджет выделяет для выплаты пенсии 1 трлн. тугриков, к ним добавили 320 млрд. Если планировать поднять уровень пенсии на 50%, нужно еще всего 200 млрд. тугриков. Эти деньги можно найти. Но я не знаю, есть ли эти возможности сейчас, ведь бюджет сильно перекроили.
- Зачем Демпартия пригласила МНП в состав совместного правительства? мы видим какие-то положительные результаты этого сотрудничества?
- Это было понятное решение с политической точки зрения: хотели вместе упасть. Честно признаться, это политическая задача достигнута. Еще демократы не хотели, чтобы МНП мешала реализации крупных проектов; предложили сотрудничество в области изменения законодательных актов о выборах и политических партиях. Хотя была надежда на сотрудничество в интересах страны.
- Надежды оправдались?
- Совместная деятельность стала какой-то странной, на мой взгляд. Например, когда Правительство предложило внести изменения в бюджет, Парламент провалил большинство из них. Другими словами, ВГХ не поддержал реформы Правительства, и главную роль в этом сыграла МНП. И никакой пользы от сотрудничества не получилось. Мне кажется, возможно, были допущены какие-то технические ошибки? Премьер-Министр был прав, предлагая выдавать дотации целевой аудитории, но он не смог объяснить свои позиции народу, из-за чего его обвинили в том, что он хочет отнять деньги у детей и матерей-героинь. Это признак того, что смысл сотрудничества на правительственном уровне утерян, а голос правительства – слаб.
- Утверждение закона о долговом правлении предоставило Правительству возможность получить кредит на сумму 650 млн. долларов США. Значит, у государства появились деньги?
- Все сложно, потому что исчезло доверие к нашей экономике. Например, агентства "Standart&Poor”s», «Moody”s» и другие объявили на весь мир, что снижают кредитный рейтинг Монголии. Также упал рейтинг наших коммерческих банков. Очень сложно при таких условиях найти источники финансирования и в своей стране, и за рубежом. Мы не сможем выпустить бонды с процентными ставками ниже 10%, а если свыше, то не сможет потом оплатить. Остаются только кредиты на льготных условиях и безвозмездная помощь. Здесь нужно подумать, кто и с какой целью предоставит нам «дармовые деньги»? Здесь нужно взять слово «помощь» в кавычки. Ведь организации, предоставляющие кредиты на льготных условиях – не благотворительные: у них есть свои политические, экономические, возможно даже, военно-стратегические резоны. И они будут пытаться реализовать их через деньги, которые дают нам.
- Можно ли привлечь инвестиции, приведя в движение крупные проекты?
- Продвижение проектов «Оюутолгой» и «Тавантолгой» станет, как минимум, позитивным сигналом на международных рынках. Но, с одной стороны, инвесторы не побегут к нам, сломя голову. С другой, проект «Оюутолгой» продолжает работать: в прошлом году он экспортировал 1 млн т меди, а в этом году показатели еще вырастут. Проблема инвесторов в другом: вырастут ли цены на медь, как они рассчитывают? То же самое касается и других видов полезных ископаемых. Пройдет немало времени, прежде чем инвесторы все-таки запакуют свои деньги в чемоданы и приедут в Улаанбаатар, а к тому времени ситуация снова изменится. В 2007-2008 многие действительно приезжали с наличными деньгами, но сегодня мы запретили это: обязательно нужно проводить банковские переводы. Так что, другая причина, почему инвестиции истощились, заключается в требовании банковского перевода денег под международным финансовым контролем. Отсюда появляется другая проблема: мы так и не узнаем, откуда брались деньги, которые появились тогда в нашей стране в таких огромных количествах. Но даже если отставить в сторону все плохое и представить, что мы выполнили все условия инвесторов, первые деньги появятся как минимум через полгода. Да и последние события смешались в позитивные и негативные сигналы. Например, арест иностранных граждан, уклонившихся от выплаты налогов и президентская амнистия.
- То, что Президент помиловал их, станет позитивным сигналом?
- Честно признаться, вряд ли кто-то скажет: «Спасибо», - нашему Президенту. Никто не будет рассказывать всем подряд: «Я совершил преступление, но их Президент помиловал меня». Да и другие не побегут с радостью в Монголию только потому, что кого-то там освободили из тюрьмы.
- А что вы можете сказать по этому делу? Каковы ваши позиции?
- Я не знаю детали, действительно ли они совершили преступление, за которое должны нести тюремное заключение. Но если суд вынес решение, ему нужно следовать. Если кто-то считает, что судебное решение было неверным, есть несколько способов проконтролировать его. У прощения Президента есть и оборотная сторона. В первое время в нашу страну приезжали нагловатые люди, некоторые из которых и сейчас несут наказание. Теперь нужно освободить их всех? Если установится такой прецедент, появятся следующие, кто будет нарушать закон. Главы их стран будут писать нашему Президенту, плюс немного шумихи в СМИ, и наш Президент простит всех? И среди иностранцев распространится мнение, что даже если их посадят в тюрьму, очень скоро можно освободиться. Поэтому нужно изменить закон, чтобы, к примеру, виновные лица покрывали нанесенные ущерб в несколько раз больше, и только потом получали прощение. Недавние событие повлекут за собой тонкие нюансы. Надеюсь, что Президент подумал обо всех них.
- Вы сказали, что первых инвестиций можно ждать не ранее, чем через полтора года. Когда, по вашему мнению, начнет возрождаться экономика нашей страны?
- Я боюсь только парламентских выборов 2016г. и популистской пропаганды в их преддверии, которые не позволят людям делать свою работу. Уже с этой осени начнут «вопить». Тогда никакого возрождения и никаких инвестиций не предвидится. Мне кажется, что инвесторы будут выжидать, когда пройдут выборы-2016. Конечно, до этого будут инвестиции, но вряд ли они будут в таких огромных размерах, чтобы «поднять на ноги» экономику Монголии.
- Если начнется реализация программы «Стэнд бай», инвесторы придут в движение, или будут выжидать?
- Если соглашение о реализации этой программы будет подписано, это будет сигнал, что экономика Монголии стала более ответственной и находится под контролем ВБ и МВФ. А если нет, что станет сигналом, что монголы не смогли договориться с авторитетными международными организациями. Так что реализация программы – это положительный сигнал для иностранных инвесторов, но признание своего бессилия с нашей стороны. Так что наша ошибка в том, что мы довели ситуацию до такого.
- Вашу кандидатуру на пост Премьер-Министра поддержали 27 членов фракции вашей партии в ВГХ. Поступил ли правильно Национальный координационный комитет (НСК), не поддержав решение своей фракции?
- Это довольно «бородатый» вопрос, который мы обсуждаем уже много лет. НСК должен быть собранием ответственных людей, которые должны в той или иной степени иметь мандаты народного доверия. Если в его состав входят люди, которые ни разу в жизни не принимали участия в парламентских выборах, но при этом принимают политические решения, они никогда не укрепят ответственность политической партии. Поэтому необходимо срочно менять Устав партии.
- Раньше Демпартия была собранием многих партий, следовавших за своими лидерами. Сегодня она превратилась во фракции, защищающие собственные экономические интересы. Кажется, эти фракции – самая большая проблема Демпартии?
- Одно время фракции были решением проблем Демпартии, но сегодня они действительно стали проблемой. Я не знаю, как исправить эту ситуацию, но хочу повториться, что политические решения должны принимать люди, получившие народное доверие. Я имею в виду, что директор компании смотрит на ситуацию с одной стороны – он защищает интересы своей фракции, а член Палаты гражданских представителей аймака – с другой. Поэтому так сложно принимать решения.
- Фракции Демпартии сегодня спорят из-за парламентских выборов-2016 или президентских выборов-2017?
- Думаю, здесь у каждого есть свои идеи. Но я вижу картину 2017г. предельно ясно. У Ц.Элбэгдоржа закончится срок полномочий, и Демпартия должна выдвинуть другого кандидата. Лично я не вижу никого, кроме Э.Бат-Ууля. Хотя он заявил в своем интервью, что не планирует выдвигать свою кандидатуру. Я понял, что у политической институции должна быть внутренняя иерархия, иначе нет порядка ни в партии, ни в стране. С этой позиции я бы сказал, что долг героя Э.Бат-Ууля – выдвинуть свою кандидатуру.
- Может, внутрипартийные фракции не позволяют ему это?
- Вы правы. Поэтому в выборах-2016г. я больше доверяю народу, чем политическим партиям. Сегодня мы спорим, может ли член ВГХ работать министром. При этом особое внимание нужно уделить вопросу, может ли работать министром человек, ставший членом ВГХ по партийному списку и не получивший народное доверие. Государственного чиновника выбирает народ, а не партия. Но нам не удается выбрать достойного человека. А когда удается, система ломает его. Например, мне очень жаль, что государство не смогло использовать умы 4 блестящих молодых людей еще с 1990-х годов. Хотя и сейчас не поздно.
- Кого вы имеете в виду?
- С.Баяра, Да.Ганболда, М.Энхсайхана и Баабара. С.Баяр был одно время на высокой государственной службе, но это не значит, что его знания и умения закончились. Мы должны использовать их умы.
- Что вы можете сказать по поводу проекта «Тавантолгой»?
- Я хотел бы, чтобы хотя бы один из экономических проектов пришел в движение. Нашим политикам не следует увлекаться деталями: кто должен принимать участие в реализации проекта – китайцы или американцы? Это неправильно. Единственное, что должен решить Парламент: надо реализовать проект, или не надо? Деталями должно заниматься Правительство – исполнительный орган власти, который учредил сам Парламент. Он должен оказывать ему доверие. Если не нравится, пусть меняет правительство, а не вмешивается в детали проекта.
- Вы доверяете министру М.Энхсайхану, как Э.Бат-Уулу?
- М.Энхсайхану пришлось через многое пройти, но испытания закалили ему, сделали мудрее. Теперь он перестал поддаваться настроению. Да и возраст уже не тот. Так что в этом плане это – самый опытный человек нынешнего Правительства. Поэтому я доверяю М.Энхсайхану. К тому же министр Монголии должен работать справедливо, и не важно, кто будет занимать этот пост. Гомбожав ОТГОНБАЯР, Ундэсний шуудан
Tags: монголия, новости, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments