irina_Zaharova (irina_zaharovab) wrote,
irina_Zaharova
irina_zaharovab

Р.Болд: Вечной приоритетной задачей нашей внешней политики должны оставаться наши соседи

НОВОСТИ МС ЗА 13 МАРТА 2015 ГОДА


image001



Интервью с послом Монголии в Австралии, бывшим начальником Главного разведупрвления (ГРУ) и секретарем СНБ, одним из научных исследователей, специализирующихся в вопросам безопасности, Р.Болдом:

- Как вы считаете, мы действительно столкнулись с экономическим кризисом?
- Внешние условия нашей страны мирные, внутренние – стабильные. Нет социального класса или группы, требующей власти. Нет нищеты, достигшей голода. В то же время монгольская экономика не входит в состав ни глобальной, ни региональной экономики. Уголь и медь зависят от китайского рынка, и этим наши связи с внешним миром ограничиваются. Хотя цены на медь падают, они не упали, как 10 лет назад. Так что большая часть причин экономических осложнений связана с нами самими. Вице-спикер, председатель МНП М.Энхболд рекомендовал проанализировать причины этих осложнений.
- Тогда в чем причины этих осложнений? Мы пресытились деньгами?
- Денег никогда слишком много не бывает. Одно время мы много гуляли по загранице, «открывая глаза», но пришла пора заканчивать «ознакомительный тур». Люди создают на свои деньги накопления, или пускают в экономический оборот, чтобы приумножить. А мы так сумели? Это – простейший вопрос.
Во-вторых, другое дело, если бы в Монголии открыли свою деятельность известные в мире компании. Но, пришла только «Рио Тинто», а другие ждут развития проекта «Оюутолгой».
В-третьих, сегодня каждый стремится обернуть развитие КНР в свою пользу. Я не имею здесь в виду двусторонние отношения, но какие меры предпринимает наша страна? Только отсюда можно сделать выводы о внешнем влиянии на наши экономические осложнения.
- Какой выход вы видите?
- Доверие. Как минимум, на трех уровнях: 1) между правительством и отечественным частным сектором; 2) между правительством и иностранными инвесторами; 3) между правительством и гражданами. И нужно сохранять стабильной среду, чтобы сохранить это доверие. К сожалению, доверие не завоевать за 1 год. Зато можно разрушить, очень бытро, как мы сами убедились. Но нужно предпринять все меры, чтобы возродить его, и смело подавать сигналы об этом.
Кроме этого, нужно максимально ограничить государственное участие в экономической жизни. Мы были неправы, когда утверждали новый закон и на его основании учреждали государственную компанию. Это происходило не только в последние 2 года. Это привело к формированию громоздкой государственной структуры и огромному количеству неопытных госслужащих, утере преемственности государственной политики и ослаблению государственного строя. Конечно, жизнь многого требует от нас, но эти вопросы нужно решать, используя существующие ресурсы.
- Что вы можете сказать по поводу сотрудничества политических партий на правительственном уровне?
- Совместное правительство – временное явление, следствие сложившихся на тот момент условий и отношений политических сил. Они стремятся защитить национальные интересы совместными силами, а не уничтожить оппозицию. Оппозицию, вошедшую в состав совместного правительства, можно назвать теневым правлением. И совместное правительство действительно является одной из возможностей вернуть инвесторов. К сожалению, они заняли долгосрочную выжидательную позицию.
Пожалуй, о внешнем мире нужно сказать отдельно. Ему не так важно, совместное в Монголии правительство, или нет. Ведь внешний мир до сих пор не до конца узнал о нашей стране, тем более о нашей политической жизни. Всего по нескольким простым факторам можно понять, знакома ли страна иностранным гражданам? Кто производит товары, используемые в повседневной жизни? Откуда происходят искусство и культура, которой интересуются время от времени? Привлекает ли страна интерес туристов? Попадает ли в центр внимания СМИ? Я бы сказал, что единственное, что на настоящий момент защищает честь нашей страны – культура и искусство.
- Каким должен быть уровень долгового потолка в целях защиты национальной безопасности?
- Исследование безопасности заключается в оценке риска. Здесь подразумевается, что нужно рассмотреть и обдумать все варианты. Например, нужно распланировать «безопасную посадку», если закончится топливо. Так что, если хочешь получить кредит, нужно рассчитать последующие риски, заранее обдумать варианты их преодоления. Если нет выхода, развитие затормозится.
Установление долгового потолка зависит от особенностей конкретной страны и ее уровня развития. Он сигнализирует не опасность, а ограничение новых кредитов. В развитых странах данный вопрос регулируется законом. Например, до недавнего времени Австралия называла конкретную цифру. Например, рассчитывать, что через 10 лет он достигнет 27% ВВП.
- Мне кажется, что инвестиции важнее, чем кредиты. Что рассказывают вам иностранцы о проблемах капиталовложений?
- Чтобы привлечь партнеров, вызвать доверие, обсудить какой-либо вопрос, необходимо показать какие-то документы или упомянуть статистику. Невозможно ограничиваться пустыми лозунгами и восхвалениями, нужно откровенно говорить о препятствиях. Основной проблемой политического или делового доверия является его установление. И причины кроются в наших внутренних «ходах». Ведь внешняя политика – это продолжение внутренней.
- Вы работаете на родине «Рио Тинто», вы встречались с ними?
- Офис компании находится не в Канберре, а в Лондоне. Но я встречался с руководителями «Рио Тинто», когда они приезжали в Австралию. Они обращаются так, словно говорят: «Вы не можете работать с единственной, известной на мировой арене компанией, так как вы можете говорить о том, чтобы привлечь австралийских инвесторов?» конечно, никто напрямую так не скажет, но чувствуется.
- Мы ценим «Рио Тинто» как стратегического инвестора «третьего соседа», но мне кажется, что они пытаются сыграть на этом. И в последнее время говорят о продаже 34% «Оюутолгой».
- «Рио Тинто» действительно является стратегическим инвестором, но это не значит, что ее нужно превозносить на уровень «третьего соседа». Что касается «Оюутолгой», то продать 34% этого проекта - все равно, что сдаться.
- Сейчас ведутся переговоры по проекту «Тавантолгой». Как вы считаете, стратегическим инвестором выбрана «команда мечты»?
- Я рад, что выбрана национальная компания. Что касается рынка, то здесь все понятно. Я не вижу здесь политики «третьего соседа», но считаю, что это очень удачный вариант партнерства сильной и слабой сторон.
- Что вы можете сказать, как аналитик, по поводу того, что железнодорожную линию Тавантолгой-Гашуунсухайт будет строить, а потом и владеть китайская сторона?
- Я бы не сказал, что грозит какая-то опасность. Любое решение нужно выносить, взвесив несколько вариантов. Все отраслевые специалисты выскажут позиции своей отрасли. Мне кажется, что на настоящий момент преимущества данного проекта перевешивают его риск.
- Некоторые предлагают построить дорогу на средства Американского фонда теста тысячелетия, чтобы дорога осталась в государственном владении.
- Есть такая историческая тенденция, что США всплывают каждый раз, когда речь заходит о железной дороге. В 1910, 1920,1924 годах и Россия, и Китай предлагали Штатам построить железнодорожную линию Хаалган-Хурээ. В плане политики, это один из допустимых вариантов. Я читал ваше интервью с железнодорожным инженером О.Сурэном, и я считаю, что над его предложением стоит подумать. Но время нас не ждет, поэтому мы можем попросить американцев построить другую дорогу.
- Вы работали послом в США и сотрудничали с ФТТ. Как вы считаете, американцы приняли бы наше предложение? А наши соседи попытались бы помешать им? Заинтересованы ли они в том, чтобы не впускать американского вмешательства в этот проект?
- К сожалению, политика «третьего соседа» сегодня немного «растушевалась» (бүдгэрсэн). Основное влияние на это оказала наша внутренняя политическая жизнь. Мы считали, что интерес «третьего соседа» можно сформировать в нашей стране, привлекая их инвестиции. К тому же, сам термин «третьего соседа» стал слишком расплывчатым. Я бы назвал в его числе лишь США, ЕС и Индию, ибо другие страны не дотягивают до критериев этого термина. В свое время Латтимор-гуай говорил, что «политику третьего соседа» никто не выдумывал, но соседи довели до такого выбора.
Об этом же напоминает Баабар. В свое время стороны почти договорились о том, чтобы построить вокруг Улаанбаатара дорогу длиной 150 км. К сожалению, мы все знаем, почему проект был отклонен. Так что суть в проблемы не в том, чтобы привлечь американцев, а в том, нужна ли нам политика «третьего соседа», сможем ли мы ее реализовать, и есть ли вообще у нас желание и стремление ее реализовать?
- Что важнее в железнодорожной области: экспортировать уголь и зарабатывать деньги, или сохранить безопасность? Может, наши зря пугаются?
- Продажа угля и экономическая выгода – это и есть вопрос безопасности. Они неотделимы друг от друга. Попытки их отделить и есть псевдо-патриотизм.
- В одном из своих интервью вы говорили, что беспорядки на Халхин-голе начались из-за железной дороги. Насколько обоснованы ваши заключения? И признаны ли они?
- Чтобы построить железнодорожную линию Солунь-Халуунрашаан на территории Китая, японцы самовольно передвинули пограничную линию на карте мира в 1934г. Советская сторона и к моменту начала беспорядков, и после завершения битвы считала, что причина кроется в железной дороге. Так же считал и Жуков. После приезда в Монголию Фриновский пришел к выводу, что мы далеко отстали от Японии в железнодорожном строительстве, поэтому предлагал Сталину построить дорогу Улаанбаатар-Баянтумэн. После битвы под Баянцагаан советская сторона приняла решение построить дорогу до Баянтумэн. Молотов лично предлагал японской стороне обменяться территориальными участками, мешающими железнодорожному строительству, чтобы остановить огонь. Чтобы оценить сегодняшнюю ситуацию, очень важно помнить историю и ее уроки. Я подробно писал об этом в своей книге “Зарлаагуй дайн” (Необъявленная война).
- Будучи руководителем ГРУ, вы однажды сказали: «Нам следует уделять больше вниманию южной окраине. Иначе в один день выяснится, что Южным Гоби руководят из-за границы». Этот риск есть до сих пор?
- Я никого не хотел напугать. Я имел в виду, что внешняя политика должна вестись «через одно окно», и что нужно менять модель отношений с двумя соседями. Вечной приоритетной задачей нашей внешней политики должны оставаться наши соседи. Дэн Сяопинь всегда прагматично относился к вопросам развития, отставив в сторону вопросы идеологии. Результаты мы все видим сегодня.
Нам стоит отделить политические и экономические вопросы в отношениях с соседями. Если есть какие-то политические противостояния, пусть они остаются в стороне и не мешают торгово-экономическим, деловым и инвестиционным отношениям. Тогда исчезнет стороннее, политическое вмешательство, и мы перестанет делать из наших соседей «страшную угрозу». Зато ярче проступят специалисты и профессиональные отношения. Б.Даш-Ёндон-гуай в своих трудах опровергнул теорию о том, что «не бывает вечных друзей, а бывают лишь вечные интересы». Вместо этого он предлагает поддерживать с двумя нашими соседями «срединную внешнюю политику» (“дундажгадаадбодлого”). Это новая теория с геополитической точки зрения.
- Что вы можете сказать по поводу предложений об изменении Конституции и закона «О выборах» как аналитик и политик? Нужны какие-то парламентские инновации, или нужно менять форму власти?
- Хозяином и родителями страны должен быть парламент. Это – неоспоримо. Так что нужно усовершенствовать парламентское правление. Даже с позиции улучшения внешней среды нам нужен ответственный парламент, а не парламент с чрезмерной властью. Политика должна быть не на улице, а в палате, понятной и открытой. Закономерно встает вопрос, а отвечает ли сегодняшняя наша политическая структура требованиям развития страны? Не отстала ли она от жизни? Соответствует ли внутренняя политическая жизнь спросу и требованиям наших граждан? Не тормозит ли наше политическое мышление уже сформировавшиеся огромные ресурсы развития, не впуская их в оборот?
Это означает, что права и обязанности правления не могут решить вопросы, возникающие при новых условиях. Так что необходимо повторно уточнить права и обязанности правления. В нашей стране парламентские и муниципальные выборы проходят раз в 4 года, и этого достаточно. Но необходимо уточнить и укрепить права и обязанности главы исполнительного органа власти. Например, ему можно передать СНП. Или пусть Президент, избираемый парламентом, не занимается разными хозяйственными вопросами, не вмешивается в официальные назначения.
Также хотелось бы увеличить возрастное ограничение для членов парламента. Не до конца решены вопросы независимости судебных органов: они по-прежнему «прислушиваются» к тем, кто их назначил. Так пусть суд сам назначает всех своих чиновников. Если продолжить в этом же духе, то можно говорить бесконечно. Гомбожав ОТГОНБАЯР, itoim.mn
Tags: монголия, новости, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments