irina_Zaharova (irina_zaharovab) wrote,
irina_Zaharova
irina_zaharovab

Четырежды « одиннадцатое число» встречи с «третьим соседом»

Р.Болд, 2015.03.11




Историк и дипломат Равдангийн Болд нашел множество новых фактов и сумел сделать на их основании довольно смелые выводы. Р.Болд много работал в библиотеках Тайваня и архивах США и написал цикл статей, пустив в оборот изобилие материалов, ранее бывших «белыми пятнами» в новейшей истории Монголии. Также он опубликовал несколько монографий, как «Халхин-гол: В поисках исторической правды; международные отношения на Дальнем Востоке перед событиями на Халхин-голе, МНР»; «Военные аспекты монгольской геополитики»(«Military Aspects of Mongolian Geopolitics», 1995); «Необъявленная война» («Зарлаагуй дайн», 2014); «Независимость Монголии и США»(«Монголын тусгаар тогтнол ба АНУ», 2008), в которых приводится множество документов, о которых никто и никогда ранее не слыхал. В этой статье он описывает, как четыре раза Монголия ХХ века столкнулась с «третьим соседом», и каждый раз это событие приходилось на 11-е число разных месяцев. Итак, представляем вашему интересу первую статью из цикла.

71 лет назад именно в этот день произошло некое событие, которое привело к приезду вице-президента США Уоллеса в МНР. Представительь Гоминдана в г. Урумчи прислал Чан Кайши следующую телеграмму: «11 марта 10 советских самолетов разбомбили муниципальную военную базу, расположенную в глубине 75 км от монгольской границы. За два последующих дня также были совершены незначительные нападения. Потери: 30 человек убито». Судя по сообщениям МИД Китая, участие в нападении принимали «5 самолетов модели Р-5 с белыми значками, 6 бомбардировщиков и 1 истребитель, зеленого цвета и с красными пятиконечными звездами». Американский консул Смитт, работавший в г. Урумчи, сообщил в центр: «Судя по неутвержденной информации, полученной из муниципальных источников, самолеты являются советскими. Нападению подверглись китайские солдаты, преследовавшие казахских повстанцев». По следам данных событий 22 марта китайский самолет пересек воздушную границу МНР, полетел в сторону Ховд, произвел разведку, но не выявил существенных советско-монгольских военнослужащих.
В 1934-1941 годах Синьцзян был «регионом-сателлитом», опиравшимся на дотации СССР. Правитель Синьцзяна Шэн Шицай посчитал, что СССР может проиграть в войне, поэтому вывел из провинции советских граждан, геологов, отряды и базы Красной Армии, возобновив отношения с Правительством Гоминдана. При его поддержке стороны договорились расселить провинции людей национальности хан, реализовать теорию Чан Кайши, что все люди не национальности хан являются «китайской национальности». Поэтому он объявил, что больше не существует национальностей «казах», «уйгур» и «кыргыз». Таким образом, захват территории людьми национальности хан стал основой столкновения с другими национальностями. Чтобы ограничить советское влияние в Синьцзян, гоминдановская сторона открыла консульства США и Великобритании в г. Урумчи в 1943г. После победы под Сталинградом Шэн пытался проявить лицемерие и обратился к Сталину возродить отношения. Но Сталин уже затаил обиду и был готов поддержать каждого, кто готов противостоять хан национальности в Синьцзяне. Весной 1943г. Шэн принял решение переселить всех казахов из Алтая. Казахи развернули движение против Шэна и гоминдановского правления, начали вести партизанскую деятельность, совершать нападения на поселения, где жили люди национальности хан? При таких условиях в марте 1943г. Осман предложил Чойбалсану сотрудничество. Начиная с июня 1943г. Осман начал получать консультацию и военную помощь от МНР, что позволило ему развернуть открытое противостояние Шэну.




В своих мемуарах Шэн писал: «Американские интересы в Синьцзяне не дошли до того, чтобы вкладывать капиталы или предоставлять кредиты. Русские воспользовались беспокойной ситуацией, сложившейся из-за экономической нестабильности. Эта сложная ситуация привела к открытому восстанию зимой 1943-1944 годов. По причине попыток Урумчи установить административный надзор над самостоятельными группировками появились региональные противостояния, которым содействовал вольный скиталец Осман. Его силы, расположившиеся в горной местности вдоль границ между Внешней Монголией и Синьцзяном, схлестнулись с правительственными войсками в декабре 1943г. и марте 1944г. Специальный представитель Ву Вайчиао 11 и 19 марта выслал телеграммы о том,что советские самолеты и монгольские солдаты сотрудничают с казахскими повстанцами, что придало вопросу международный характер...»
США планировали полностью захватить Японию лишь летом 1946г., а с осени того же года – высадить свои войска на Корейском полуострове. Высшее военное руководство США рекомендовало Рузвельту: «Всю тяжесть войны против Японии несут на себе США. Если после поражения Германии СССР не вступит в войну против Японии, не стоит надеяться на заверения Великобритании... После поражения Германии СССР должна вступить в войну... что позволит облегчить войну и спасти жизни и имущество американцев. Если СССР откажется... мы должны готовиться к протяжной войне». Чтобы избежать подобных потерь, Рузвельт поставил себе целью вовлечь СССР в войну против Японии. США были недовольны, что ККП и Гоминдан враждовали между собой, поэтому пытались помирить их между собой. Чан Кайши выдвигал нереальные требования победить в первую очередь Японию, а потом – Германию, пытаясь рассорить между собой СССР и США.
Во время Тегеранской конференции Сталин заявил: «Возможность выслать дополнительные силы в Сибирь и присоединиться к общему фронту против Японии появится только после победы над Германией», - отметив при этом: «Китайцы не желают основательно воевать против Японии, и это зависит от китайских руководителей». Рузвельт и Черчилль согласились с ним, что китайские руководители не желают основательно воевать против Японии». Таким образом, стало однозначно понятно, что СССР присоединится к войне против Японии, поэтому союзники решили отменить решение Каирской конференции о десанте в Бирме, вместо этого приняв решение о десанте войск в Нормандии. Это стало ударом по политике китайской стороны, ожидавшей, что войска союзников, высадившись в Бирме, прибудут в Китай. Но Рузвельт поддержал предложение о частичном наступлении в начале 1944г., чтобы освободить северную часть Бирмы, попросив Чан Кайши прислать в Бирму китайские войска, которые поддержат наступление. Но Чан Кайши заявил в ответ: «Это невозможно, потому что японцы отозвали свой войска (14 дивизий) из Маньчжурии,чтобы перейти к массированной наступлении. Коммунисты на севере активировались. К тому же, СССР придерживается враждебной позиции в Синьзцяне». Хотя американцы посчитали, что две первые причины не вызывают особого доверия, последний «повод» привлек их внимание. Резкое охлаждение советско-китайских отношений могло помешать политике США вовлечь СССР в войну против Японии.
Поэтому в начале 1944г. Президент Рузвельт попросил вице-президента Уоллеса отправиться со своим личным представителем и на месте изучить состояние и послевоенные перспективы советско-китайских отношений. Уоллес сообщил об этом Госсекретарю США Буллу 8 марта. Но 17 марта 1944г. посол США в Китае Гаусс сообщил Рузвельту о том, что «11 марта 1944г. советские самолеты бомбардировали китайские войска на границе Внешней Монголии и Синьзцяна и нанесли ущерб». 1 апреля 1944г. Чан Кайши написал письмо Рузвельту, сообщив о пограничных спорах между Внешней Монголией и Синьзцяном. Он пришел к выводу, что это – провокации советской стороны, «ситуация обострилась и требует принятия необходимых мер», поэтому просил рекомендаций. Рузвельт поручил Госдепартаменту изучить обстановку, а послу США в СССР Гарриману – встретиться со Сталиным и Молотовым, чтобы обсудить вопросы «остужения» пограничных споров между Внешней Монголией и Синьзцяном.
3 апреля 1944г. американские дипломаты сообщили: «В начале января 1944г. более 400 разбойников, вытесненные синьзцянскими солдатами во Внешнюю Монголию, пытаются пробиться обратно частичными группами. 600 человек, которые составляют монгольские солдаты, граждане и казахи, а также 2 советских инструктора 11 марта напали на региональные войска. При этом монгольские и синьзцянские картографические данные расходятся, а пограничные стычки стали ответной мерой в результате проникновения синьзцянских войск на территорию Монголии». Подведя итоги, оценивающие данные события, они пришли к выводу, что: «Руководство Гоминдана заинтересовано в том, чтобы Японию победили только американцы. США не желают противостояния между СССР и Китаем. Причиной пограничных споров стало то, что китайские войска первыми нарушили монгольскую границу, а Гоминдановская сторона намерено спровоцировала неразбериху». Поэтому в своем ответе Чан Кайши от 9 апреля Рузвельт напомнил, что пограничные стычки между Внешней Монголией и Синьзцяном не должны негативно повлиять на общую борьбу против японской агрессии, предложив «временно отставить вопрос данной неразберихи до тех пор, пока не закончится война, чтобы не было негативных последствий для суверенитета». Тем самым он как бы предостерег, чтобы китайская сторона не провоцировала Монголию, не раздувала искусственную проблему пограничных споров и быть терпимее.
События, развернувшиеся на монголо-синьзцянской границе 11 марта, подтолкнули Рузвельта к тому, чтобы направить Уоллеса в МНР. При этом он посоветовал Уоллесу взять с собой О.Латтимора, который в 1941-1942 годах работал советником Чан Кайши по вопросам американской помощи ленд-лиза. Уоллес встретился с послом СССР А.Громыко и договорился с ним о путешествии по Сибири и Монголии. Но основная причина, подтолкнувшая Рузвельта направить Уоллеса в Азию крылась во внутренней политике. Уоллес 8 лет проработал министром сельского хозяйства США и считался хорошим специалистом. Он считал, что Аляска, азиатская часть СССР и Монголия могут следовать одной модели развития, поэтому предлагал сформировать новый центр цивилизации, основанный на сельском хозяйстве, народами Америки, Сибири, Китая и Монголии. Этот центр должен опираться на торговлю и промышленность и сдать в оборот огромные ресурсы северо-тихоокеанского треугольника. Впервые встретившись с Молотовым в 1942г., он поделился с ним своей мечтой построить автодорожную сеть и аэропорты от Южной Америки до Аляски, а дальше, через Берингово море до Сибири и европейской части СССР, развить торговые отношения. Уоллес был сторонником Республиканской партии, а в 1933г. стал членом Демократической партии. Т.е., он придерживался крайне левых позиций. Очень сложно было выдвинуть его кандидатуру на пост вице-президента в июле 1944г. в рамках съезда Демпартии, потому что Уоллес расходился со многими деятелями своей партии по внутренним вопросам, отчего у него было много «врагов». Поэтому Рузвельт решил временно отстранить его, а в его отсутствие выдвинуть на пост вице-президента Трумэна.
По плану Госдепартамента, разработанному 25 апреля, Уоллес должен был задержаться в Сибири около месяца, в Китае – на 10 дней. Его самолет должен был вылететь из Ланьчжоу 3 июля и заправиться в Улаанбаатаре. 20 мая Рузвельт и Уоллес выступили по отдельности с извещениями о предстоящем визите. В этот же день Уоллес отбыл из Вашингтона, проехал через Сибирь, Среднюю Азию и Китай, 2-4 июля пробыл в Улаанбаатаре и вернулся домой 10 июля. Американские делегаты должны были переночевать в Улаанбаатаре лишь раз, но им пришлось задержаться по причине погодных условий. Вице-президента сопровождали директор Китайского отдела Госдепартамента Ж.Винсэнт, сотрудник отдела экономической поставки и снабжения Совету Ж.Хазард, начальник отдела Службы военной пропаганды О.Латтимор. Экипаж бомбардировщика Б-29, на котором он прилетел, состоял из 10 человек. Некоторые члены этого экипажа впоследствии погибли в Корейской войне, а последний член скончался в 1995г.
Гарриман встречался со Сталиным 10 июня 1944г., подробно обсудив ситуацию на монголо-синьцзянской границе и другие вопросы. Сталин обвинил в пограничных неурядицах не Чан Кайши, а правителя провинции Шэна. Он пытался насильно переселить некоторых казахов, но не все получилось по его желанию. Казахи схлестнулись с синьцзянскими солдатами, некоторые сбежали через монгольскую границу. Солдаты, преследуя их, также пересекли границу, поэтому монгольские пограничники выгнали их. Правительство Монголии обратилось к Советскому Союзу с просьбой о помощи, если ситуация обострится, и советская сторона согласилась. Но на настоящий момент ситуация стихла. Когда Гарриман спросил, действительно ли советские самолеты принимали участие в пограничной стычке, Сталин ответил, что передал Монголии несколько советских эскадрилий. Несколько самолетов, которые входили в их состав, действительно принимали участие в стычке, но на них летали монгольские пилоты. Если синьцзянские солдаты задумают агрессию, Сталин обещал направить советских солдат на помощь Монголии. Также по ходу разговора Сталин назвал китайских коммунистов не настоящими, а поверхностными, что направить и оказать влияние на Чан Кайши могут лишь Штаты, а не Советский Союз или Великобритания, да так и нужно. Назавтра Гарриман вылетел в Ташкент и доложил о беседе со Сталиным Уоллесу, временно остановившемуся там. Откровенная беседа Сталина оказала влияние на США.
Судя по мемуарам Уоллеса и политике, которой он придерживался позднее, МНР оказала на него самое благоприятное впечатление. 10 июля 1944г. Уоллес обратился к американскому народу по радио, рассказав о своем путешествии: «...В каждой местности, что я посещал в Восточной Азии, я сталкивался с переменами. Более того, грандиозные перемены произошли в течение последних 20 лет в Монголии, являющейся самой забытой частью света...» Доклад о результатах своего визита Уоллес вручил Рузвельту, но в то время данный документ так и не попал в Госдепартамент. В своем докладе он написал: «Во-первых, препятствия, с которыми стороны столкнулись весной этого года на монголо-синьцзянской границе, произошли по причине того, что китайцы пытались насильно переселить казахов, из-за чего последние сбежали во Внешнюю Монголию. Погнавшиеся за ними китайские солдаты пересекли монгольскую границу и были изгнаны. Причин сомневаться в этом мало. Советский посол рассказывал, что самолеты Внешней Монголии бросили бомбы в Синьцзяне в ответ на бомбардировки во Внешней Монголии. Во-вторых, во Внешней Монголии заметны здоровое продвижение, военная готовность и национализм. В стране сильное советское влияние, но политическая и административная власть находится в руках у способных монголов. Любые помыслы о возрождении китайского влияние нереальны. Наоборот, есть планы по проведению пропаганды во Внутренней Монголии о присоединении к Внешней после войны».
В ноябре 1944г., после завершения президентских выборов в США, Рузвельт планировал направить Уоллеса послом в КНР, но в начале 1945г., когда он заново формировал свое правительство, он назначил Уоллеса торговым министром. На заседании Правительства США от 21 сентября 1945г. Уоллес не согласился с министром сельского хозяйства Андерсон, который рассказал, что СССР планирует присоединить к себе Монголию, и заявил: «Монголы – скотоводы, а китайцы ведут оседлый образ жизни, занимаясь аграрным хозяйством, поэтому между Китаем и Монголией всегда было недопонимание. Монголы же заинтересованы в получении у русских научных сведений о ветеринарии». После этого он рассказал, как побывал в ветеринарном исследовательском центре в МНР, где работали 37 монгольских специалистов в области борьбы с болезнями скота и производства вакцин. Он вступился за монголов, добавив, что понятно, почему при таких условиях они ищут истоки развития и продвижения в России, а не в Китае. Уоллес также возразил против фултонской речи Черчилля, по причине которой Трумэн освободил его от занимаемой должности члена Правительства в 1946г.
В своей книге «Миссия в советскую Азию», опубликованной в 1946г., в главе «Кольцо Монголия-Монтана» Уоллес рассказывает о своем путешествии в Монголию. Он назвал эту главу так, потому что увидел много схожего в природе Монголии и Монтаны. В своих мемуарах он вспоминал: «Я подарил Президенту в качестве сувенира почтовую марку и денежные знаки Внешней Монголии, стоимость которых достигала 10 долларов США. Но учитывая, что последние 17 лет в Монголии не бывал ни один американец, их стоимость может вырасти в несколько раз». Эти вещи сегодня хранятся в библиотеке Ф.Рузвельта.
Но что именно произошло 11 марта 1994г. на границе МНР и Синьцзяна? В январе 1944г. Маршал Чойбалсан приезжал в Москву и во время встречи со Сталиным обсудил несколько вопросов, одним из которых была ситуация в Синьцзяне. В феврале 1944г. монгольская сторона доставила группировке Османа помощь в оружии во второй раз, после чего группировка совершила нападение на военную базу Гоминдана, расположившуюся в притоке рек Булган и Чингил гол. Получается, что события 11 марта 1944г. происходили не на границе, а в глубине территории Синьцзяна, и османцы напали на военную базу Гоминдана при поддержке монголо-советских воздушных сил. Отечественные пограничные историки пишут: «Советская авиа эскадрилья оказала сильное сопротивление китайцам, вторгшимся на территорию Монголии 11 марта 1944г., гоняясь за Османом, предприняв тщательные меры по укреплению доверия».
1 апреля 1944г. Правительство МНР сделало заявление по этому поводу: «МНР считает казахские семьи, сбежавшие от гнета и преследования военных правителей Синьцзяна, беженцами и дает им приют. Китайские солдаты, преследовавшие казахских граждан, пересекли границу МНР в северо-восточной части Синьцзяна и открыли огонь по беженцам на территории Монголии. МНР дала отпор синьцзянским солдатам, нарушившим государственную границу. Если в дальнейшем синьцзянские солдаты снова нарушат нашу государственную границу, мы верим, что Советский Союз окажет нам поддержку в соответствии с соглашением о взаимопомощи, подписанном в 1936г.». Данное извещение было опубликовано в советской прессе на следующий день, но гоминдановская сторона отвегла его.
Рузвельт хотел, чтобы Уоллес предоставил ему собственные выводы и предложение о том, как можно ограничить допустимое в будущем советско-китайское противостояние. Сравнивая полученные поручения с дальнейшими событиями, Уоллес сделал отметку, насколько Рузьвелт был дальновидным. Чан Кайши предложил Уоллесу выступить США в качестве посредника для улучшения советско-китайских отношений и организовать трехстороннюю встречу. Принимая данное предложение, Рузвельт написал Сталину письмо с просьбой принять министра иностранных дел Китая Сун Цзывэня. Эта просьба в дальнейшем привела к советско-китайским переговорам в 1945г., в результате которых китайская сторона признала суверенитет МНР.
Основной задачей Уоллеса было формирование благоприятных политических условий для вовлечения СССР в войну против Японии. Для этого необходимо было урегулировать советско-китайское противостояние. В рамках данной задачи Уоллес прибыл в МНР с двумя поручениями: во-первых, изучить и установить причины монголо-синьцзянской пограничных споров, предпринять меры, позволяющие не усугубить ситуацию в дальнейшем; во-вторых, изучить, можно ли считать МНР суверенным государством и какую роль она играет в советско-китайских отношениях. Уоллес вернулся с позитивным настроем по этим вопросам, придя к положительным выводам, что повлияло на позиции Рузвельта относительно суверенитета МНР.
Визит вице-президента США в МНР и уточнение ситуации на месте позволило дать отпор попыткам Китая создать раскол в советско-американских отношениях, пользуясь монголо-синьцзянскими пограничными спорами. Все вышесказанное является историческим примером вовлечения трехсторонних интересов Советского Союза, Китая и США в Монголии и стало своеобразной «математической задачкой», которую необходимо учитывать сегодня при разработке и реализации сегодняшней политики «третьего соседа». Р.Болд, 2015.03.11( фото из архива «МС)


PS: Перевод на русский язык книги Р.Болда "Монголын тусгаар тогтнол ба АНУ 1910-1973" - с названием "Независимость и признание. Монголия в треугольнике интересов: США-Россия-Китай, 1910-1973" выйдет в свет в середине 2015 года в московском издательстве "Весь Мир" .
Tags: монголия, новости, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments