irina_Zaharova (irina_zaharovab) wrote,
irina_Zaharova
irina_zaharovab

Кабы был бы скот, накормили бы всю Сибирь

НОВОСТИ МС ЗА 2 АПРЕЛЯ 2015 ГОДА






Действительно! Кабы было бы у нас достаточно скота, мы бы накормили если не всю Россию, то хотя бы Сибирь. Возможно, некоторые удивятся, что я говорю бессмысленные вещи. Ведь в 2013г. поголовье скота достигло 45 млн., а в декабре прошлого года насчитали 52 млн. голов. В год мы потребляем в пищу 8-9 млн. голов, производим около 250 тысяч т мяса, обеспечивая отечественный спрос. И хотя мы хвалимся, называя себя скотоводческой страной, какой от этого прок, если мы не можем поддерживать за счет него торговые отношения с двумя соседями? И если нам не удается поставлять мясо даже малой части России, уже когда-то привыкшей традиционно покупать его у нас?
Говорят, что сибиряки уже давно не видели мяса. Неужели нам не хочется подумать, услышав слухи о том, что в России растут цены на мясо и падают цены на бензин? Конечно, в регионе немало крупных предприятий по производству мяса и мясной продукции. И, конечно, на Дальнем Востоке люди не могут позволить себе дорогого мяса, как богатые жители московского региона. Но этого мяса им хочется не меньше, причем, по приемлемым ценам. Не просто также улан-удинцы просят монголов, теперь приезжающих без визы, привезтис собой хотя бы несколько кг мяса: «У вас такое вкусное мясо, что мы готовы заплатить любую цену».
В России много коров, но говядину она импортируют еще больше, причем издалека – из стран Южной Америки: Бразилии, Аргентины, Уругвая (около 90% импорта), да еще из Австралии (3,5% импорта). И это не смотря на то, что под боком находится Монголия с не менее вкусным и дешевым мясом. Говорят, что в Москве кг говядины достигает уже 50 долларов США. В прошлом году цены подскочили от 23 до 45 долларов США, когда наложили запрет на импорт австралийской говядины. Это означает, что кг мяса в Москве стоит почти 100 тысяч тугриков.
Мы хвастаемся, что у нас есть и скот, и мясо. Только нет у нас ни мяса, ни скота на экспорт, чтобы заработать на этом денег. Потому что большая часть этих 50 млн. – малый скот. Почти 46 млн. овец и коз. Это означает, что нет крупного рогатого скота на экспорт. Мало кто отдает предпочтение конине и верблюжатине, поэтому самый большой спрос на говядину. Но поголовье коров в нашей стране достигает всего 3,4млн. голов.
Конечно, по сравнению с тем, что в 2013г. их было всего 2,9 млн., поголовье коров выросло. Но в той же Индии самое большое число коров – 200 млн. За ней идут Бразилия (180 млн.) и Китай (100 млн.) Экспорт говядины возглавляют США, Бразилия, ЕС, Китай и Аргентина. Черные коровы Калифорнии, возглавляющей этот список, издалека напоминают кишащий муравейник, как говорят побывавшие там люди.
У каждой страны свои особенности и традиционные методы развития этого бизнеса. Тем более знаменита в этой области Аргентина, чье экспортное мясо стало брендом. А ведь коровы – даже не коренные жители этих регионов. Они были завезены в 1536г., во времена испанской колонизации. Но эта страна смогла достойно перенять фермерство, поставить бизнес на конвейер и стать лучшим поставщиком говядины в мире, зарабатывая на этом немало денег. Монголы же, несколько веков прожившие около скота, не могут поставить немножко мяса даже соседним государствам.
Нетоварные овцы и козы, которые составляют 89% нашего скота, из-за огромного поголовья требуют огромного труда и немало рабочих сил для ухода. Несмотря на хороший отечественный спрос, нет внешнего рынка для продажи баранины и козлятины. Да и мяса они дают гораздо меньше, чем прочий домашний скот. Не будет преувеличением, если скажу, что мы не разводим скот с назначением мясного производства. И если в мире насчитывается 1,7 млрд. овец и коз и 1,3 млрд, коров, то практически 90% нашего скота – овцы и козы. И встает вопрос, сможем ли мы обеспечить тем, что имеем, хотя бы один дальневосточный город?
Коровы – совершенно другое дело. Дают много мяса и, говорят, было бы пастбище, они разводятся сами собой. У нас в стране так много степей, начиная с Мэнэнгийн и Баянхонгорын. Аргентинцы же выращивают своих коров в Пампасах. Это в сибирской тайге сложно пасти коров: мало места и холодно. И при этом люди в суровых климатических условиях должны есть больше мяса, чтобы выжить. Им не до того, чтобы сидеть, сложа руки, и дожидаться иностранных инвестиций и развития горнорудной отрасли. Так что нам нужно больше работать, чувствуя потребности огромного рынка, расположенного под боком. Ведь простейший торговый принцип заключается в том, чтобы обмениваться с соседями теми товарами, которых у них нет, но которые есть у тебя. Все, кроме монголов, знают об этом и тысячелетиями ломают голову, думая, как сделать эту торговлю более прибыльной.
Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда. И не продолжать же нам сидеть без перемен еще несколько сотен лет? Конечно, снова возникнут проблемы с пастбищами. Так что нам стоит последовать международной практике и перейти на фермерство: оградить скот забором и подкидывать корм. И самое главное для нас здесь: изначально и упорядоченно решить самые насущные проблемы: вакцинацию и санитарию. И тогда мы сможем поставлять на мировые рынки самое лучшее мясо: вкусное и органическое. Особенно последний факт стал очень редким в современном мире.
Российский Дальний Восток издревле любит монгольское мясо. Возможно, есть какие-то вопросы и лобби, нерешенные на высших уровнях, потому что граждане неофициально продолжают торговать мясом между собой, вывозя изчерез пограничные порты аймака Хувсгул, как Ханх. Ведь простая и неоспоримая истина в том, что северные соседи хотят покупать дешевое и вкусное мясо из Монголии. Так что нам самим нужно лишь воспользоваться своими возможностями заработать деньги.
Меркантильные фантазии наших скотоводов ограничиваются обучением своих детей в столице и покупкой им однокомнатной квартирки. А себе они покупают спутниковые антенны, холодильники и внедорожники. И никому из них и в голову не приходит, что в студеную зиму можно съездить отдохнуть в жаркие страны, что можно на собственные деньги принимать участие в международных сельскохозяйственных выставках и покупать там новые товары, продукции и технологии, чтобы использовать для дальнейшей эксплуатации в своем хозяйстве. Нашим скотоводам нужно мыслить шире и смотреть дальше, чем пастбище за стенами юрты.
И не только скотоводы, но и все мы должны поверить, что сможем заработать деньги не только в горнорудной отрасли. Нам нужна настоящая революция в наших мыслях. Нужно изучить, какие есть возможности для поддержки легкой промышленности, как можно поработать в мясной отрасли. Очень важно не только поддержать хозяйственные единицы, которые планируют и уже начали работать в этой области, но и привлечь еще больше заинтересованных лиц. Ведь нас ждет Сибирь в ожидании мяса. Есть и другой, не менее огромный рынок, причем нуждающийся в нашей баранине. Это арабские рынки. Нужно ли правильно обработать его в соответствии с требованиями мусульманской религии. Так что самое главное для нас: правильно рассмотреть возможности, правильно рассчитать свои силы и начать работать, не теряя времени. Иначе 50 млн. голов скота, которыми мы сегодня так хвастаемся, так и останутся хвастливыми, но пустыми цифрами. ЭнхцагийнЭнэрэл, dnn.mn
Tags: монголия, новости
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments