irina_Zaharova (irina_zaharovab) wrote,
irina_Zaharova
irina_zaharovab

Новости Монголия Сегодня 3 октября 2014 года

Монголия занимает второе место на китайском рынке по поставкам коксующегося угля


Судя по последней информации, австралийцы лидируют по объемам поставки угля на китайские рынки. Точнее, 47,3% металлургического угля наш южный сосед закупает в Австралии.
А вот из Монголии закупает 23,9% всего объема, благодаря чему мы записаны на втором месте после Австралии. По состоянию на 01.09.2014 Монголия экспортировала 13 млн. т угля. На третьем месте находится Россия, занимающая 10,4% китайского рынка. Затем Канада, США и Индонезия.
Всего три года назад Монголия поставляла 44,9% коксующегося угля, который скупал гигантский китайский рынок. Почти половину. Но в 2012г. эта цифра упала до 35,6%, в прошлом году – до 20,5%. В этом году объем нашей поставки вырос, потому что началась одновременная добыча на западном и восточной части участка Цанхи. Напомню, что раньше уголь добывали только на восточном Цанхи и отдавали в оплату долгов компании Чалко.
Экспортерами угля выступают пять отечественных компаний: “Эрдэнэс Тавантолгой”, “Энержи ресурс”, “МАК”, муниципальная “Тавантолгой” и “Саусгоби сэндс”. И хотя мы занимаем второе место по объемам поставки, наши угольные доходы упали почти в два раза. Причин две. В первую очередь, упали цены на уголь на международных рынках. Хорошо, что в прошлом месяце падение цен остановилось, и со временем может начать расти. А во-вторых, мы много тратим на транспортные расходы. У Австралии низкие транспортные расходы, поэтому они продолжают «блистать», не смотря на падение цен. На один корабль загружают 100-200 т и поставляют уголь конечному потребителю. При этом транспортные расходы 1 т угля достигают всего 12-15 долларов США.
А монголы подвозят свой уголь до китайской машины на автомашинах, в одну машину загружают всего 40-60 т. В результате транспортные расходы 1 т превышают 20 долларов США. Не стоит забывать, что при подобной перевозке некоторая часть угля рассеивается по воздуху в прямом смысле этого слова. Именно здесь кроется причина, почему мы не можем заработать много денег, хотя объемы экспорта растут. Так что, если хотим поднять цены на наш уголь, нам нужна инфраструктура, вернее, железная дорога, железная дорога и еще раз железная дорога.
Отраслевые специалисты говорят, что другая причина, почему бюджет получает так мало денег, кроется в отношении компаний-посредников, которые закупают наш уголь на китайской границе и поставляют конечному потребителю. Когда в Австралии случилось наводнение, они конкурировали между собой, чтобы закупить монгольский уголь. Для этого они даже выплачивали предоплату. Наши экспортеры отдавали свой уголь тому, кто давал больше предоплаты.
Но сегодня ситуация в корне изменилась. Если раньше нос задирали монгольские компании, то сегодня его задирают посредники, зарегистрированные во Внутренней Монголии. Сегодня они перестали платить не только предоплату, но даже оплачивают полученный уголь после того, как продадут его конечному потребителю. Наши вынуждены пойти на все уступки, чтобы не потерять свой сектор на китайском рынке. Очень рискованно остановить экспорт угля только потому, что сегодня он убыточен. Если мы потеряем наших потребителей, мы не сможем ничего сделать, когда цены вырастут: к тому времени нас уже полностью вытеснят с рынка.
Если раньше посредники заключали соглашения о поставке угля сроком на год, то сегодня они предпочитают одноразовые. Отсюда можно сделать вывод, что у наших экспортеров нет постоянных партнеров. Сегодня они лицом к лицу столкнулись с крупными государственными компаниями, как “Шинхуа” и “Чалко”. А т.к. это государственные компании, то понятно, как они поступят: они будут стремиться закупать монгольский уголь по низким ценам, подчиняясь единой государственной политике. Наблюдая за угольным рынком, можно смело делать подобные выводы. Можно сказать, что наша нестабильная правовая среда и слабая инфраструктура спугнули частные угольные компании южного соседа с нашего угольного рынка. Благодаря этому государственным компаниям удалось вытеснить мелкие частные компании.

Кто же наш конкурент?
Понятно, что Австралия. И вряд ли она уступит нам свои позиции. Следующим сильным конкурентом является Россия. Начальник отдела МГД Ч.Отгочулуу в своем интервью подчеркивал: «Заметны тенденции возрождения угольного рынка со следующего года, поэтому уже сегодня ужесточается конкуренция. Россия объявила об увеличении объемов экспорта. США также начали поставлять уголь. Индонезия и Австралия пытаются преодолеть покрыть убытки от падения цен за счет увеличения объемов. Это означает, что конкуренция ужесточается».
Исполнительный директор ассоциации «Монгольский уголь» Т.Наран считает, что одним из самых сильных наших конкурентов является Россия: «Самый близкий пример – Элгинское месторождение, которое сравнимо с нашим «Тавантолгой». Если в 2009г. на нем даже не начинались вскрышные работы, то сегодня оно уже полностью сдано в эксплуатацию, построены железнодорожные линии и перерабатывающее предприятие. Другое крупное месторождение находится в Туве. Русские планируют построить экспортную железнодорожную линию западнее нашей границы, потому что транспортировка через Дальний Восток невыгодна. При этом Якунин предлагает транспортировать наш уголь с месторождения «Тавантолгой» через дальневосточную железнодорожную сеть. С экономической точки зрения экспорт нашего угля через порт Владивосток крайне не выгоден, потому что придется преодолеть гораздо большее расстояние. Если бы подобный вариант был выгоден, они не строили бы свою железную дорогу на западе».
Северный сосед определил свою политику в угольной отрасли еще в 2010г. и до 2030г. Он ежегодно уточняет свои планы и активно реализует их. У России свои причины экспортировать свой уголь на восток: она потеряла свои позиции на европейском рынке американским, канадским и южно-африканским поставщикам. А сегодня ее отношения с Западом резко охладились из-за украинских вопросов. Так что Китай для нее – самый благоприятный рынок.
Именно поэтому Россия стремится привлечь китайские инвестиции для эксплуатации своих угольных месторождений. Уже началось строительство инфраструктуры на российских угольных месторождениях за счет китайских капиталовложений. Это означает, что в любом случае российский уголь попадет на китайский рынок.
Россия является крупным поставщиком не только коксующегося, но и энергетического. Хотя у Монголии обширные ресурсы этого вида угля, мы не начали его экспортировать. Если мы не начнем уже сегодня активно работать, окончательно уточнив все детали нашей железнодорожной и инфраструктурной отрасли, мы начнем терять наши позиции на китайском рынке, которые пока следуют за Австралией. И причин для этого слишком много. Ц.БААСАНСҮРЭН: www.dnn.mn
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments