irina_Zaharova (irina_zaharovab) wrote,
irina_Zaharova
irina_zaharovab

Сообщение сделал Президента Монголбанка Н.Золжаргал

НОВОСТИ МС ЗА 16 ЯНВАРЯ 2015 ГОДА


За последние 2-3 года экономика испытывает дефицит около 6 млрд. долларов США, что изменило курс на 400-500 тугриков

Президент Монголбанка Н.Золжаргалсделал сообщение по экономической ситуации в стране и ответил на вопросы журналистов по актуальным вопросам в экономике:

Если не поднять кредитный потолок до 70%, до какого уровня может вырасти инфляция?
Парламент спорит по этому поводу. Согласно закону он должен быть 40%, но на деле давно достиг 53%. Причина в том, что иссякли валютные притоки, из-за чего курс доллара вырос. Если валютный приток увеличится, уровень кредитного потолка будет напрямую зависеть от него, потому что он имеет больше влияния, чем уровень инфляции или процентные ставки. Если мы не сможет его поднять, то гаранты правительственных кредитов хозяйственным единицам обнулятся. Другими словами, если Правительство не сможет поддерживать хозяйственные единицы, не сможет предоставлять им гаранты, не сможет получать новые кредиты, то валютные притоки будут ограничены в определенной мере. Поэтому уровень кредитного потолка имеет решающее значение для нашего решения.
Если поднять процентные ставки на 1%, как они повлияют на курс доллара?
В новом году валютный курс вырос на 2%. Этот рост отличается от наших ожиданий. Но если рассмотреть внутренний оборот, то горнорудное оборудование и запчасти к нему имеют высокую долю, что порождает надежду на положительные тенденции в этой отрасли. С другой стороны, валютные притоки не выросли, как мы ожидали. Но положительная новость в том, что валютные ресурсы в декабре выросли, что увеличивало возможность повлиять на курс доллара.
Насколько сократится экономика после того, как поднимут ставки до 13%?
Макро-расчеты проведены достаточно детально. По расчетам МВФ экономический рост Монголии в 2015г. достигнет 5%. Ответы на вопросы, что случится, если иностранные инвестиции вырастут на 1 млрд. или на 2 млрд. долларов США, создают риск для политики процентных ставок. На примере 2010г. можно сделать вывод, что валютный приток, превысивший ожидания 1 млрд. долларов США, сказался на валютном курсе в размере 100 тугриков. Не думайте, что экономика сократится. Пока сохраняется макро-баланс и улучшается валютный приток, нужно покрывать расширение экономики за счет валютного притока. Мы много говорим об экономических осложнениях. Экономический рост, в 2011г. достигавший 17%, в этом году может упасть до 5,4%. Так что я считаю, что сегодня мы формируем экономику, более соответствующую реальным экономическим условиям. Если валютный приток вырастет, он может стать фундаментом для экономического роста. Так что наше решение основано на реальных условиях, и если они изменятся в положительную сторону, мы готовы пересмотреть наше решение.
Если валютный приток не вырастет, как Монголбанк сохранит валютный курс? Какой будет фундамент для нашей экономики в следующем году?
Объемы иностранной инвестиции в этом году достигли уровня 2008г., причем с учетом проекта «Оюутолгой». Но в 2008г. экономика Монголии насчитывала 7 трлн. тугриков, т.е., была в 3 раза меньше. Сегодня она выросла до 21 трлн. тугриков. Поэтому сегодняшнего притока мало для дальнейшего экономического роста. Привлечение иностранных инвестиций является одной из приоритетных задач. В прошлом году вырос экспорт, и у этого роста были свои факторы. Например, вырос экспорт нефти, золота и меди, а угля и железной руды был слабым. Отсюда можно сделать вывод, что у нас есть еще ресурсы. Но возродить иностранные инвестиции не так просто, и Правительству следует уделить внимание этому вопросу.
Оправданы ли ожидания положительных перемен в горнорудной отрасли?
Получение лицензии означает начало геологоразведочных работ, а значит, импорт оборудования. Возможно, это повлечет за собой риск для валютного курса.
Чтобы увязать бюджетную политику с денежной, планировали сократить бюджет на 1 трлн. тугриков. Но почему в результате выросли процентные ставки Монголбанка.
Это поверхностное впечатление. На денежную политику влияет уровень бюджетных убытков, а не денежный объем. Ожидалось, что по сравнению с 2014г. бюджетные доходы и расходы вырастут в 2015г. на 18%. Но за последние два года бюджет прерывался на 1 трлн. тугриков. Эти расходы подразумевают недостроеные здания и просроченные кредиты. Конечно, положительная тенденция наблюдается в том, что признали, что если денег нет, то они и не появятся. Но убытки по-прежнему остаются высокими. Это означает, что нужно покрывать их за счет отечественного финансового рынка, что отрицательно влияет на финансовый сектор и рост кредитов в банковской отрасли. Поэтому нужно учитывать бюджетные убытки при разработке нашей политики. Снижение планов бюджетных доходов и расходов на 900 млрд. тугриков – это попытки приблизить наш бюджет к реальной жизни. Но бюджетные убытки по-прежнему имеют решающее влияние. В конце года балансовые убытки достигли 3,7%. Если к ним добавить деятельность Банка развития, то в этом году они вырастут до 7%. Это и есть основной канал, который влияет на денежную политику. Если объяснить простыми словами, то, когда планируют высокие доходы, заказывают строительство домов. Компании получают кредиты, но к концу года бюджет не может выделить потраченные средства, из-за чего появляются недостроенные здания. И эта практика переходит из года в год. Бюджетные доходы никогда не достигают запланированного уровня, плюс к этому не могут рассчитать расходы. Уже несколько лет убытки не падают с отметки трлн. тугриков, поэтому банки говорят о росте риска и просроченных кредитов. В этом году инвестиционный бюджет пытаются приблизить к реальности, что поможет снизить уровень рискованных кредитов.
На сколько млрд. должны вырасти прямые иностранные инвестиции, чтобы повлиять на рост валютного курса?
Валютный курс рассчитывают на основе определенных исследовательских работ. Например, если получить на 1 млрд. долларов США больше, курс изменится на 100 тугриков. За последние 2-3 года экономика испытывает дефицит около 6 млрд. долларов США, что изменило курс на 400-500 тугриков.
Но, не смотря на снижение расходов и доходов на 900 млрд. тугриков, бюджетные убытки выросли с 2% до 4%.
Высокие бюджетные убытки негативно влияют на макроэкономику, и это одна из основных причин роста процентных ставок. Низкие бюджетные убытки увеличивают деятельность частного сектора в экономике. Короче, если к 7 трлн. тугриков добавить разницу 4%, то итоговая сумма снижает денежный поступления в частном секторе.
Значит, коммерческие банки сократят кредиты и поднимут процентные ставки?
При установлении кредитных процентов, конечно же, в первую очередь принимают во внимание процентные ставки. Когда в 2012г. процентные ставки были 13,25%, инфляция достигала 14%, кредитные проценты – 18%. Можно сказать, что рост процентных ставок влияет не на уровень кредитных процентов, а риск. В этой позиции не обязательно поднимать кредитные проценты, если вырастут риски и валютные притоки. Самое большое влияние оказывают события, которые происходят в начале года.
Скажите, какой уровень валютных ресурсов Монголбанка?
Премьер-Министр достаточно говорил о них, и я могу лишь добавить официальные цифры. К концу года валютный ресурс Монголии достигал 1,6 млрд. долларов США, и этих денег хватит на обеспечение 4,9 месяцев импорта. По международным стандартам, нет риска, если ресурсов хватает на 2,8 месяца, или 12 недель. Так что, по нашим рассчетам, в ближайшее время на макроэкономическом уровне не предвидится какого-либо риска. Но если валютный приток увеличится, он положительно повлияет на экономический рост.
Продолжится ли реализациия программы стабилизации цен и 8%-ных ипотечных кредитов?
Парламент разработал основные направления поэтапно снизить реализацию программы стабилизации цен, 8%-ных ипотечных кредитов и кредитов в строительной отрасли. Программа изначально рассчитывала на 3 года. В сентябре 2013г. сумма достигала 3,3 трлн., сегодня – 2,2 трлн., к концу года – 1 трлн. тугриков. Так что мы будем работать в рамках этих показателей. Основная проблема заключается в том, что 9 из 10 долларов иностранных инвестиций зависят от горнорудной отрасли. Из этих 9 четыре исчезли. Если мы не изменим структуру, зависимую от одной отрасли, добавится еще один виток. Даже если мы сегодня преодолеем его, он повторится через 4-5 лет. Так что в первую очередь нужно проводить реструктуризацию. Правительство и Монголбанк приходят к выводу, что нельзя планировать бюджет с высокими убытками, нужно уделять больше внимания кредитам, направленным на накопление.
Изменятся ли процентные ставки ипотечных кредитов?
Мы проводим рассчеты, сколько процентов занимают источники ипотечных кредитов в экономике? На настоящий момент 1,1 трлн. тугриков общей суммы выпущенных денег приходятся на 8%-ные ипотечные кредиты. За год спрос упал в 3 раза, поэтому мы продолжаем выделять банкам источники для их финансирования. На прошедшем заседании Совета денежной политики Монголбанк обсуждал вопрос изменения процентных ставок до 7% или 9%. Но 8%-ные ипотечные кредиты были самой верной политикой, направленной на накопления граждан, поэтому мы пришли к выводу, что не стоит их менять. Если поднять процентные ставки до 8,5-9%, то нагрузка на плечи наших граждан увеличится на 20-30 млрд. тугриков. Поэтому никаких изменений не будет.Б.Мунхзул
Tags: монголия, новости
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments