irina_Zaharova (irina_zaharovab) wrote,
irina_Zaharova
irina_zaharovab

Необходимо проверить качество российской пшеницы

НОВОСТИ МС ЗА 27 ЯНВАРЯ 2015 ГОДА

Представляем вашему вниманию беседу с членом Совета Учредителей Аграрной ассоциации Б.Эрдэнэбатом в связи с с вопросом импорта российской пшеницы:

Как восприняла ваше требование о запрете импорта российской пшеницы министр сельского хозяйства Р.Бурмаа?
Она согласилась, что решение было неправильным, поэтому она освободила от занимаемой должности и.о. госсекретаря Н.Ганибала. При этом она утверждает, что решение было принято «в верхах», в рамках «Рекомендаций о продовольственной безопасности». По результатм встречи мы поняли, что вопрос превосходит полномочия министра Р.Бурмы, поэтому обратились к Премьер-Министру и в Постоянный комитет ВГХ по продовольственным и сельскохозяйственным вопросам.
Премьер-Министр Ч.Сайханбилэг принял нас 19 января и предложил оформить трехстороннее соглашение, сформировать совместную рабочую группу и оценить остатки пшеницы на сегодняшний день. Мы готовы клюбого рода проверкам и оценкам. Но встает вопрос, почему именно сегодня неожиданно недействительными стали оценки профессиональной инспекции, которые проводились поэтапно? Если министерский чиновник отрицает оценку профессиональной инспекции, необходимо призвать третью сторону. Ведь мы тоже можем не согласиться с оценками рабочей группы. Поэтому мы предлагаем обратиться к лабораторным исследованиям.
А в Монголии есть подобные лаборатории?
Нет. Так что придется обратиться в зарубежные организации. Между прочим, российская пшеница тоже не безупречна. И все факты нарушения тщательно скрывались. Качество муки измеряется не только высокой клейковиной. Например, у российской пшеницы высокий уровень радиации и железа, в несколько раз превышающий нормативы. Эти факты были установлены Управлением профессиональной инспекции (УПИ). Между прочим, китайская сторона присылает рабочую группу в составе 15 инспекторов, чтобы закупить у нас хлопья для скота. Другие страны уделяют столько внимания корму для скота, а мы не можем уделить и половины своему населению. Информацию, установленную УПИ, скрывают. Вы знаете, что Россия использует огромное количество химических удобрений?
Союз мукомольных предприятий говорит, что российская пшеница дешевле, но такие низкие цены установлены в связи с экономическими санкциями, принятыми ЕС. Так что цены не всегда будут такими низкими. Прошлой весной Парламент установил квоту на импорт 100 тысяч т пшеницы, предположив, что отечественного урожая не хватит. Тем самым все отечественные предприятия оказались обмануты. Вы знаете, что Россия – огромная держава? Поэтому она делает ресурсы на 20 лет. При этом ежегодно меняет старую пшеницу новой, поэтому продает старую по низким ценам. Ее называют пшеницей третьего сорта, используют для прокорма скота. Так что необходимо проверить качество российской пшеницы.
Что сказал Премьер-Министр по поводу отмены импорта пшеницы?
Премьер-Министр признал, что лично подписал разрешение на импорт пшеницы, поэтому предложил учредить рабочую группу, которая бы установила качество отечественной пшеницы. Но поезд давно тронулся, причем в прямом смысле: 7 вагонов уже прибыли, остальные загружены и готовы к отправке. Люди думают, что российская пшеница качественная. Но если в обычном амбаре сложить российскую и монгольскую пшеницу, то мыши не будут есть российскую. Попробуйте сами проверить.
Даже если импорт российской пшеницы запретят, я беспокоюсь, смогут ли мукомольные предприятия поставлять высококачественную муку потребителям, переработанную из отечественной?
Прежде чем ответить на этот вопрос, приведу несколько числовых данных. В 2014г. мы собрали 469 тысяч т пшеницы. Подчеркну, что это был самый богатый урожай за последние 17 лет. Мукомольным предприятиям были поставлены 350 тысяч т пшеницы, отвечающей всем стандартам и требованиям качества. Ту, которая не отвечает этим требованиям, передают для прокорма скота или для производства спирта. Что касается тех 350 тысяч т, то лаборатории мукомольных предприятий и УПИ подтвердили их качество. По стране насчитывается 73 малых и крупных мукомольных предприятий. И только самые крупные из них, как «Улаанбаатар гурил», «Од групп» и «Милл хаус» считают отечественную пшеницу некачественной. Другие предприятия подобных вопросов не поднимают.
Вы хотите сказать, что импорт пшеницы связан с интересами группы людей?

Каждому понятно, что за этим заговором стоят директор группы компаний «Таван богд» и владелец мукомольного предприятия «Улаанбаатар гурил» Ц.Баатарсайхан и его младший брат Ц.Отгонбаатар. Этот вопрос поднимали во времена член ВГХ, министра Ш.Тувдэндоржа, но 4 стороны подписали соглашение, согласно которому пшеницу не будут импортировать до конца февраля 2015г. Но сегодня они попытались воспользоваться тем, что новый министр пока не в курсе событий. И судя по тому, что они смогли лоббировать даже Премьер-Министра, можно сделать вид, как далеко простирается «мохнатая лапа» Ц.Баатарсайхана.
В аграрной отрасли работают около 1000 хозяйственных единиц. Если учесть, что в каждой компании работают около 30 человек, и каждая семья состоит из 4-5 человек, то мы говорим об интересах 150 тысяч монголов. Почти 75% земледельцев до сих пор не могут получить деньги за зерно, что поставили мукомольным предприятиям. Как же так? Как заплатить нам, так у них нет денег. А как купить российскую пшеницу, так деньги есть?
А ведь приближается Цагаан сар, и они бесстыдно начнут рекламировать свою муку, как экологически безопасную и органическую, выращенную на родной земле. В результате аграрные компании будут вынуждены перейти на режим экономии расходов и снизить объемы посевных работ. Кто будет нести ответственность за падение аграрной отрасли? Ц.Баатарсайхан? Министр сельского хозяйства Р.Бурмаа? Или Премьер-Министр Ч.Сайханбилэг? Эта отрасль только пытается подняться на ноги с тех пор, как был объявлен кампания Целина-3. Но правящая Демпартия предприняла уже несколько попыток, чтобы свалить ее. Значит, ответственность будет нести Демпартия?Д.ХУЛАН

4.Л.Баярмандал: Необходимо срочно утвердить государственную политику в отношении редкоземельных элементов

В прошлом году группа экспертов, ученых и представителей неправительственных организаций разработали проект государственной политики в области редкоземельных элементов, но до сих пор непонятно, когда Парламенту планирует рассмотреть этот вопрос. Члены этой рабочей группы считают, что раз у страны нет единой государственной политики в отрасли минеральных ресурсов, можно разработать ее по отраслям. Представляем вашему вниманию беседу с президентом Ассоциации редкоземельных элементов Л.Баярмандалом:
Люди настороженно относятся к эксплуатации редкоземельных элементов, потому что это экологически небезопасно. Но ваша Ассоциация считает, что тем паче нужна государственная политика, и даже разработали ее проект, верно?
Да, люди обеспокоены, особенно потому, что нет доступной информации. Тем более, что раньше в нашей стране использовали ядовитые методы добычи золота, к примеру, с применением ртути. К редкоземельным относятся 17 элементов. Из добывают, перерабатывают и получают один концентрат. Затем окисляют и расщепляют на элементы. Этот процесс сопровождается множеством химических реакций с добавкой более 10 видов элементов. Я бывал на китайских предприятиях, и там действительно сложные условия. Сразу ж начинают болеть глаза и нос.
Так что при разработке проекта государственной политики мы учли все эти факторы. Например, в целях защиты мы внесли ограничение, что конечная продукция не должна превышать 60% продукции, производимой нашей отраслью. Но защиты окружающей среды – это сравнительное понятие. Потому что любая добыча и переработка полезных ископаемых в определенной степени оказывает негативное влияние на природу. Так что самое главное здесь – соблюдать баланс между защитой окружающей среды и экономической выгодой, производя как можно больше конечной продукции с добавочной себестоимостью. Например, мы запрещает частную деятельность мини-рудников. Месторождения будут разрабатывать на основе сотрудничества государственного и частного сектора, чтобы осуществлялся государственный контроль. Конечно, эксплуатация редкоземельных элементов выгодна не только экономически, потому что мы получим передовые технологии и подготовим национальные кадры для работы на них.
Кажется, такую уязвимую отрасль нужно с самого начала контролировать государственной политикой?
Именно поэтому мы учредили рабочую группу. Если начать разрабатывать государственную политику после того, как начнется экспорт, как это было в области угля и железной руды, ситуация выйдет из-под контроля. Потому что мы не умеем пока обезвреживать большинство химических продуктов, которые получаются по ходу переработки. Да и предприятий таких нет. Например, если мы импортируем химические вещества и захотим вывезти после эксплуатации, страна-импортер не примет их обратно. Поэтому в первую очередь нужно решить проблемы обезвреживания химических веществ, и только потом поднимать вопрос предприятий.
В нашей стране много месторождений редкоземельных элементов, и некоторые из них высокорадиоактивны. Поэтому за них должны отвечать Агентство ядерной энергии или Управление по делам полезных ископаемых. Чтобы между государственными ведомствами не возникало проблем, кто должен нести ответственность, нужно утвердить новый закон о редкоземельных элементах, или внести изменения и дополнения в закон «О полезных ископаемых».
Установлены ресурсы 4 месторождений, выявлено более 70 проявлений. В последнее время активные геологоразведочные работы велись на месторождении «Хотгорын орд», а на «Мушгиа худаг», «Лугийн гол» и «Халзан бургэдэй» они проводились во времена социализма. Но детальных поисков не проводилось. Другими словами, нет месторождений для эксплуатации и разработки ТЭО.
Говорят, что профессиональные кадры есть, но нет лабораторий и соответствующего оборудования.
Частные компании занимаются буровыми работами на месторождениях «Мушгиа худаг» и «Халзан бургэдэй». Но поисковые работы находятся в разгаре, т.ч. ресурсы не установлены. Особенность редкоземельных элементов в том, что каждое месторождение требует разработки собственной технологии обогащения, потому что различается соотношение элементов в руде. В нашей стране проводились некоторые опыты, но детальных исследовательских работ не проводилось.
Лаборатории редкоземельных элементов стоят дорого, и там должны работать опытные, высококвалифицированные специалисты. Например, в прошлом году Центральная геологическая лаборатория закупила измерительное оборудование IСP-mass. Все наладки закончены, и сегодня делают первые измерения. Но это дорогостоящее оборудование с высокими эксплуатационными расходами, требует особых условий и высоких критерий.
Может, нашей стране в первую очередь следует наладить добычу и экспорт угля и меди, и только потом переходить к редкоземельным элементам?
Особенность редкоземельных элементов от угля и меди в том, что добыча и переработка во многом зависят от технологии. Как я говорил, они состоят из 17 элементов, но не все используются в производстве. В основном, лишь 4-5 элементов. Например, для создания магнитного поля микромотора используют неодиум. Но если будет разработана новая технология, спрос на этот элемент изменится. Например, экраны LED давно сменили LCD, из-за чего спрос на элемент, использовавшийся для производства LCD, спал, зато вырос спрос на другой элемент, необходимый для производства LED-экранов. Так что очень сложно планировать эксплуатацию редкоземельных элементов через 10-20 лет. Ведь сложно предсказать, как изменится ситуация через определенное время. Компании будут исходить из собственных интересов, оценивая сложившуюся ситуацию.
Также редкоземельные элементы делятся на тяжелые и легкие. Тяжелые – самые редкие, а легкие – более распространенные и дешевые. Из сложно отделить друг от друга. К тому же, руда на каждом месторождении не имеет схожего состава.
Из-за недостатка исследовательских работ и отсутствия государственной политики отрасль ждет своего развития. Какой политики в отношении редкоземельных элементов вы ждете от нового Правительства?
Но мир нас не ждет. Чтобы избавиться от китайской зависимости, западные страны начала заново эксплуатировать месторождения, ранее закрытые как невыгодные. Например, в Штатах и Австралии. Япония планирует добычу на дне океана, начали опытные работы по отделению редкоземельных элементов из морской воды. Конечно, содержание металла там низкое, но представьте, как обширен мировой океан. И сколько металла можно добыть из этих необъятных ресурсов. Когда другие страны начали активно искать пути выхода, мы не можем сидеть, сложа руки. Нужно успеть сдать в эксплуатацию хотя бы 1-2 проекта. Иначе мы можем упустить сегодняшние возможности.
К тому же,начали появляться новые технологии, которые уменьшили использование редкоземельных элементов, что ведет к снижению их добычи. Так что нужно успеть наладить добычу в ближайшие 5-10 лет. Государственная политика должна быть краткой и четкой. Не обязательно отдавать государству 51% - это отпугивает инвесторов. Никто не захочет вкладываться в неопределенную отрасль с высоким риском. Но государство может присвоить права на экспорт, или владеть контрольным пакетом акций.
Германия больше всех интересуется нашей отраслью редкоземельных элементов. Но в этой стране промышленность редкоземельных элементов также невысоко развита. И мне кажется, что нужно тщательно увязать наши интересы?
Интерес к сотрудничеству проявляют не только немецкие, но и японские, американские, индийские и китайские компании. Китай выдает лицензии только крупным компаниям, стараясь вытеснить мелкие. Например, на месторождении «Баян-Овоо», которое обеспечивает более 80% мирового спроса, работали 79 компаний, но сегодня правами на добычу обладают всего 4 компании. Поэтому китайские компании, имеющие деньги и технологию добычи, но не имеющие права добывать редкоземельные элементы в своей стране, интересуются нашими месторождениями. Мы могли бы закупать у них технологию, потому что Китай занимает лидирующее место в мире в области добычи и первичной переработки. Существует даже отдельный Институт редкоземельных элементов. В Германии или Японии нет технологии для прямого экспорта, хотя эти страны считаются высокоразвитыми в технологической области. Но на сегодняшний день китайские предприятия лидируют в области обогащения и окисления. Конечно, нельзя сотрудничать только с китайскими партнерами: нужно стараться наладить связи и с другими странами. Можно пригласить одну страну на одно месторождение. Все лицензии принадлежат частным компаниям, но если государство скажет, что здесь нужно сотрудничать с немецкой компанией, то компания найдет себе партнера в ФРГ.
Означает ли это, что при выборе иностранного партнера нужно стараться производить конечную продукцию из редкоземельных элементов?
Нужно подумать, почему все страны вдруг устремились в Монголию? Может, они хотят дешево купить чистую, конечную продукцию, оставив в добычной стране все вредные и экологически опасные процессы. Другими словами, они хотят добывать в нашей стране редкоземельные элементы, производить здесь все ядовитое производство, а в свою страну вывозить чистый продукт, чтобы там из него производить высокотехнологичные товары. Тогда все ядовитые отходы останутся в нашей стране. Поэтому Китай запретил добычу мелким компаниям – с экологической точки зрения это самая правильная политика. Дело в том,что в Китае жесткая государственная политика, и результаты даже самым ядовитых производственных процессов скрываются. В этой стране никогда не поднимают вопрос экологии.
В демократической стране, как Монголия, можно столкнуться с сильным противостоянием, начиная с местных жителей. Так что нужно заранее проводить переговоры со всеми интересующимися сторонами и стараться идти до конечного производственного процесса. Экспорт концентрата не выгоден для нас. И т.к. подобные вопросы необходимо регулировать уже сегодня, мы разработали проект государственной политики в области редкоземельных элементов. Мы считаем, что Парламенту следует рассмотреть и утвердить его в кратчайшие сроки. ord.mn
Tags: монголия, новости
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments